Верховный зал суда

Внутренние интерьеры Верховного Суда Российской Федерации

Интерьер холла 2-го этажа корпуса 1

Интерьер холла перед залом Пленума Верховного Суда РФ

Интерьер холла перед залом Пленума Верховного Суда РФ

Интерьер холла 1-го этажа корпуса 1

Интерьер холла 1-го этажа корпуса 1

Зал Пленума Верховного Суда РФ

Зал судебных заседаний Военной коллегии

Зал судебных заседаний 2-го судебного состава

Зал судебных заседаний 3078

Зал судебных заседаний 3078

Интерьер холла перед залами судебных заседаний

Зал судебных заседаний 4-го судебного состава

Верховный суд разъяснил, как штрафовать и удалять из зала суда

Граждане, нарушающие порядок в зале суда при административных процессах, могут быть лишены слова, удалены из зала, а не являющихся в суд могут ожидать привод и штраф за неявку. Постановление на этот счет принял на пленуме 13 июня Верховный суд РФ.

Проект постановления «О применении судами мер процессуального принуждения при рассмотрении административных дел» принят с минимальными доработками после предыдущего пленума. Документ носит разъяснительный характер в целях обеспечения единства судебной практики.

Меры процессуального принуждения определены как «действия, совершаемые судом в отношении лиц, нарушающих установленные в суде правила и препятствующих осуществлению административного судопроизводства». Среди таких мер: ограничение выступления, лишение слова, удаление из зала судебного заседания, привод, судебный штраф.

Вопрос о применении данных мер решается судом, в том числе по собственной инициативе. При этом меры должны отвечать требованию соразмерности допущенному нарушению и применяться с учетом всей совокупности обстоятельств совершенного нарушения и процессуального положения участника процесса.

Ограничение выступления применяется в случаях выступления по вопросам, не имеющим отношения к судебному разбирательству. Участник судебного разбирательства, нарушающий установленное судом ограничение, может быть лишен слова после того, как его выступление было ограничено судом во времени и соответствующее время истекло.

Основаниями для лишения слова также являются нарушение последовательности выступлений, двукратное неисполнение требований председательствующего, допущение грубых выражений или оскорбительных высказываний либо призывы к осуществлению действий, преследуемых в соответствии с законом.

Аналогичные нарушения, совершенные лицом, которому не предоставлялось слово, являются основанием для объявления предупреждения, а возможно, и удаления из зала судебного заседания. Такие меры применяются после устного замечания председательствующего. В случае грубого нарушения – например, создающего угрозу безопасности окружающих, – нарушитель может быть удален и без предварительного замечания.

Удаление из зала судебного заседания лица, участвующего в деле, или его представителя не препятствует дальнейшему рассмотрению дела и принятию решения по нему. По возвращении в зал нарушитель должен быть ознакомлен с действиями, произведенными в его отсутствие.

Повторное нарушение порядка влечет удаление из зала на все время судебного заседания. В отношении граждан, присутствующих в зале, но не участвующих в деле, такое распоряжение председательствующего делается путем вынесения протокольного определения, возможно, даже без предварительного выяснения судом личности таких граждан.

Срок действия таких мер, как ограничение выступления, лишение слова и удаление из зала, определяется судом в соответствии с принципом разумности.

Верховный суд также разъяснил, что привод в суд не может применяться к несовершеннолетним лицам, беременным женщинам и лицам, которые ввиду болезни, возраста или других уважительных причин не в состоянии явиться в судебное заседание по вызову суда.

По поводу такой меры процессуального принуждения, как обязательство о явке, ВС РФ разъяснил, что она может быть применена к лицу, участие которого в судебном разбирательстве в соответствии с законом является обязательным или признано судом обязательным. Обязательство о явке не является необходимым условием, предшествующим применению привода. Его однократное нарушение само по себе не может повлечь применение привода, но может послужить основанием для наложения судебного штрафа.

Взыскание расходов на привод с лица, подвергнутого такой мере, производится на основании заявления территориального органа федерального органа исполнительной власти по обеспечению установленного порядка деятельности судов и исполнению судебных актов и актов других органов в порядке, установленном главой 33 Кодекса о административном судопроизводстве РФ.

Смотрите так же:

  • Госпошлина 2011 Калькулятор расчета госпошлины Предназначен для расчета суммы государственной пошлины, которую необходимо оплатить при подаче искового или иного заявления в суд общей юрисдикции или арбитражный суд, а также для […]
  • 706 приказ мз рф Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 23 августа 2010 г. N 706н "Об утверждении Правил хранения лекарственных средств" (с изменениями и дополнениями) Приказ Министерства здравоохранения и […]
  • Закон о приватизация земли Приватизация 2017 г. - что изменилось Последнее обновление: 01.03.2018 В связи с принятием федерального закона от 13 июля 2015 года N 251-ФЗ «О внесении изменений в статью 16 федерального закона "О государственной […]
  • Правила определения квоты условия и порядок выдачи разрешений работодателям Правила определения квоты условия и порядок выдачи разрешений работодателям Глава 1. Общие положения 1. Настоящие Правила разработаны в соответствии с Конституцией Республики Казахстан, Законами Республики Казахстан […]
  • Кумертауский районный суд Кумертауский районный суд Кумертауский межрайонный суд Республики Башкортостан ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 13 февраля 2018 г. № 5 О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ НЕКОТОРЫХ ПОЛОЖЕНИЙ […]
  • Сделка купли продажи с несовершеннолетними НАСТОЛЬНАЯ КНИГА НОТАРИУСА В двух томах Том I Учебно-методическое пособие Издание 2-е, исправленное и дополненное Раздел I. Организация нотариата Раздел II. Правила совершения отдельных видов нотариальных […]

Исковое заявление указанного органа о взыскании расходов на привод рассматривается и разрешается в порядке упрощенного (письменного) производства независимо от суммы расходов. Суд вправе отказать в возмещении расходов на привод при недоказанности их необходимости.

Вопрос о наложении судебного штрафа может быть решен судом, в том числе в отсутствие указанного лица, надлежащим образом извещенного о времени и месте заседания и не сообщившего об уважительных причинах неявки в суд. Он может решаться и в отдельном заседании, в том числе после разрешения дела по существу. Лицу, на которое налагается судебный штраф, должна быть предоставлена возможность давать объяснения.

Поскольку судебные штрафы взыскиваются в доход федерального бюджета, в качестве взыскателя в исполнительном листе указывается Российская Федерация в лице главного администратора соответствующих доходов федерального бюджета – Федеральной службы судебных приставов.

Верховный суд также разъяснил, что под неуважением к суду понимается совершение действий (бездействия), свидетельствующих о явном пренебрежении к установленным в суде правилам поведения. В качестве примеров приведены использование неприличных выражений в документах (но без персональных оскорблений) или необоснованное неоднократное заявление одного и того же ходатайства.

При этом в качестве неуважения к суду не должны квалифицироваться такие действия (бездействие), ответственность за совершение которых предусмотрена иными нормами процессуального законодательства. В качестве таковых перечислены непредставление истребуемых судом доказательств, неявка надлежащим образом извещенного лица, явка которого была признана судом обязательной, а также действия (бездействие), которые влекут уголовную ответственность.

Частная жалоба или представление прокурора на определение по вопросу о применении меры процессуального принуждения подается в течение пятнадцати дней со дня вынесения определения судом первой инстанции, на судебный штраф – в течение месяца со дня получения копии определения.

В качестве тех, к кому могут быть применены меры административного принуждения, перечислены лица, участвующие в деле, их представители, иные лица, выступающие от лица участвующих, а также лица, содействующие осуществлению правосудия. В этом же перечне граждане, присутствующие в зале, и лица, на которых процессуальным законом или на его основании возложены определенные процессуальные обязанности.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Верховный Суд Российской Федерации

Дистанционное судопроизводство

Дистанционное судопроизводство Верховного Суда Российской Федерации (далее Верховный Суд) основано на области применения информационной технологии «видеоконференц-связь». Технология обязывает судей более ответственно относиться к каждому делу, вести своеобразный «диалог на расстоянии» с лицом, обратившимся в суд, но не имеющим возможности личного присутствия в удалённом суде, что даёт возможность наиболее полно осуществлять надлежащую судебную защиту.
Видеоконференц-связь (сокращённое название ВКС) – технология для осуществления процессуальных действий, предусмотренных законодательством Российской Федерации, с использованием аппаратно-программных средств передачи аудио- и видео- информации по каналам связи с одним или несколькими абонентами (рис.1).

Рис.1 Проведение судебного заседания в режиме видеоконференц-связи

В Верховном Суде оборудованы видеоконференц-связью:

  • Зал судебного заседания Президиума Верховного Суда;

  • 12 залов судебного заседания коллегий Верховного Суда;

  • 2 адвокатские комнаты для общения адвоката с осуждённым или лицом содержащимся под стражей с конфиденциальной линией связи «адвокат-осуждённый»;
  • 7 кабинетов председателей судебных составов;
  • оперативный центр управления видеоконференц-связью.

Первое слушание дел в Верховном Суде в режиме удалённого присутствия осуждённых было проведено 19 апреля 2000 года. С этого времени началось формирование системы видеоконференц-связи федерального уровня в Российской Федерации для проведения судебных процессов, которая в настоящее время объединяет более двух с половиной тысяч судов и учреждений Федеральной службы исполнения наказаний России.
Для проведения судебных заседаний с несколькими учреждениями ФСИН России, а так же консультаций, совещаний, семинаров судей и работников аппарата суда с коллегами из нескольких судов в аппаратных Верховного Суда установлены сервера многоточечной связи (рис.2 и 3).

Рис.2 Судебное заседание в «многоточечном» режиме видеоконференц-связи

Рис.3 Семинары судей с несколькими областными судами Российской Федерации

Видеоконференц-связь применяется для совещаний с Президентом Российской Федерации, Правительством Российской Федерации, полномочными представителями Президента Российской Федерации, главами министерств и ведомств и т.п. (рис.4)

Рис.4 Совещание Президента Российской Федерации 21 июня 2010 года

  • обеспечить выполнение требований Конституции и федеральных законов Российской Федерации, а также добровольно взятых на себя Российской Федерацией обязательств по международным договорам и соглашениям в части соблюдения сроков рассмотрения жалоб осуждённых и лиц, содержащихся под стражей;
  • избегать межгосударственных инцидентов при этапировании заключенных через территорию прибалтийских государств из Калининградской области;
  • исключить возможность побега заключенных в процессе их этапирования к месту проведения судебного процесса и обратно;
  • экономить значительную часть бюджетных средств, выделяемых на этапирование заключенных (рис.6);
  • разгрузить следственные изоляторы Москвы, Московской области и региональных центров Российской Федерации от этапированных заключенных.

Рис.5 Эффективность применения видеоконференц-связи

Рис.6 Этапирование осуждённых или лиц, содержащихся под стражей

Рис.7 Сокращение затрат при поездках

Верховный суд рассказал, кого можно удалить с заседания, и что такое неуважение к суду

Что такое неуважение к суду? Когда, кого и за что можно вывести из зала заседаний или лишить слова? Что такое обязательство о явке? Можно ли силком доставить в суд того, кто не хочет идти на рассмотрение административного дела? Ответы на все эти вопросы можно найти в принятом сегодня постановлении Пленума Верховного суда о мерах процессуального принуждения.

Постановление подробно рассказывает о том, какие меры процессуального принуждения существуют, в каких случаях и к кому они могут применяться, как их можно обжаловать. Оно вводит новую меру – обязательство о явке подробнее рассказывает, когда может применяться привод и вводит новую (в сравнении с другими процессуальными кодексами) процедуру назначения судебного штрафа.

Еще одной немаловажной новеллой являются разъяснения относительно того, что такое неуважение к суду. В документе им предложено считать использование в тексте процессуального документа неприличных выражений, не оскорбляющих при этом участников процесса, а также бесконечное заявление «дублирующих» ходатайств, в удовлетворении которых суд уже отказал. Неявку на заседание или непредоставление доказательств неуважением назвать нельзя.

Впервые проект постановления обсудили 1 июня текущего года и направили на доработку с небольшими замечаниями (см. «Пленум Верховного суда обсудил меры процессуального принуждения в КАС»).

Сегодня судья ВС Алла Назарова рассказала, что с учетом замечаний Генпрокуратуры п. 1 постановления был дополнен разъяснениями, согласно которому «меры процессуального принуждения должны отвечать требованию соразмерности допущенному нарушению и применяться с учетом всей совокупности обстоятельств совершенного нарушения, процессуального положения участника процесса».

Кроме того, частично изменен п. 3 проекта, в котором конкретизируется, к кому могут применяться меры процессуального принуждения. В этом списке лица, участвующие в деле, их представители, а также иные лица, выступающие от их имени в суде (например, должностные лица – руководители органов государственной власти), лица, содействующие осуществлению правосудия, слушатели, просто присутствующие в зале, а также те, на кого судом или законом возложены определенные процессуальные обязанности (например, секретари или приставы).

С полным текстом постановления Пленума ВС «О применении судами мер процессуального принуждения при рассмотрении административных дел» можно ознакомиться здесь.

Верховный суд обновит свои залы судебных заседаний

Согласно документации закупки, Верховному суду требуется замена устаревших табло информационных в залах судебных заседаний и кабинетах председателей составов для проведения дистанционных судебных заседаний.

Для этого ВС хочет закупить четыре экрана с диагональю от 85″ до 87″, разрешением 4К и стоимостью в 565 196 руб. К остальным 38 экранам, которые хочет получить Верховный суд, предъявляются более скромные требования – самый дешевый из них по расчетам ВС обойдется в 85 896 руб. Кроме непосредственно самих экранов, компания-исполнитель должна будет провести работы по их монтажу.

Начальная максимальная цена контракта – 7,486 млн руб. Заявки на участие принимаются до 11 июля, а сам аукцион состоится 20 июля.

Закон принят для того, чтобы появилось понимание, кто может сносить самовольную постройку, когда, за чей счет, что делать гражданам, оказавшимся вблизи трубопроводов и т. д., поясняет Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству: «Нужно защитить добросовестных владельцев построек, в том числе от излишнего формализма». Такая работа потребовала внести целый ряд поправок в Гражданский кодекс (основные из них представлены в таблице).

БылоСталоПостройка считается самовольнойЕсли возведена без необходимых разрешений или с существенным нарушением строительных норм и правилЕсли возведена без необходимых разрешений или с существенным нарушением строительных норм и правил, установленных на дату создания объектаСнос самовольной постройки: 1) с зарегистрированным правом собственности; 2) которая является жилым домом (многоквартирным, садовым); 3) которая создана до вступления в силу Градостроительного и Земельного кодексовПо решению суда или ОМСУТолько по решению судаАдминистративный снос постройки, которая расположена на частных земляхМожноНельзя, исключение – если сохранение самовольного строения на частной земле создает угрозу жизни и здоровью гражданСнос постройки, права на которую оформлены по «дачной амнистии»МожноМожно, но только с возмещением убытков собственникуМеханизм принудительного изъятия земли у собственника, который не исполнил требование о сносе самовольной постройки в установленный срок.НетЕстьМеханизм приведения самовольной постройки в соответствие установленным требованиямНетЕсть, на это отводится срок от 6 месяцев до 3 лет

По словам Крашенинникова, до настоящего момента отсутствовал комплексный механизм контроля за строительством: требования к нему, способ сноса, гарантии собственникам построек от внесудебного сноса, возмещение убытков, наполнение ЕГРН данными об «особых» зонах, чтобы минимизировать споры о трубах на участках. А перечисленные новеллы позволят сделать механизм признания построек «самовольными» более объективным, усовершенствовать меры противодействия самовольному строительству и установить дополнительную защиту прав граждан и юрлиц на недвижимое имущество, уверен депутат.

Закон № 301924-7 «О внесении изменений в часть I ГК и ст. 22 ФЗ «О введении в действие части I ГК».

Эксперты «Право.ru»: нормы помогут оперативно реагировать на самострои

Дмитрий Некрестьянов, партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям АБ «Качкин и партнеры», говорит, что изменения последних лет в обсуждаемой сфере существенно снизили порог доказывания для признания постройки самовольной: «Было достаточно любого нарушения градостроительного регламента даже не на время создания объекта, а на дату судебного спора». Действующая редакция ст. 222 ГК оставляет широкий простор принятия решений о внесудебном сносе объектов для ОМСУ, отмечает Денис Литвинов, управляющий партнер «Содружества земельных юристов». Кроме того, существует правовая коллизия между возможностью внесудебного сноса жилого дома, попавшего в зону с особыми условиями использования территорий, и конституционным правом граждан на жилище, добавляет эксперт: «То есть, по сути, сейчас возможна ситуация, при которой гражданина можно без судебного разбирательства лишить единственного жилища, если оно попадает в вышеуказанную зону». С учетом этого позитивно, что закон существенно ограничивает случаи внесудебного сноса, замечает юрист.

В ситуации, когда сведения об ограничении использования участка отсутствовали в публичном доступе на момент выделения земли и выдачи разрешения на строительство либо на момент регистрации права на уже возведённый жилой дом, постройка не должна признаваться самовольной, приветствует это нововведение Литвинов: «Обратное существенно ухудшало бы правовую определенность имущественного оборота». Еще одно позитивное нововведение – установление защитного механизма для добросовестных приобретателей объектов, которые впоследствии признаются самовольными постройками, говорит Литвинов. Одним словом, новые нормы позволят более эффективно и оперативно реагировать на наличие «самоволок», которые мешают местным жителям, не сомневается Екатерина Калинина, старший юрист Noerr: «Сам механизм признания права собственности на самовольные постройки становится более прозрачным и понятным для собственников таких объектов». Но с учетом инертности судебной практики достаточны ли такие изменения, покажет только время, резюмирует Некрестьянов.

Однако не все эксперты единодушны в позитивной оценке обсуждаемых изменений. Литвинов считает спорной новеллу, которая предлагает изымать участок у собственника, не выполнившего решения о сносе самовольной постройки. Юрист объясняет, что на практике возможны случаи, когда размер участка существенно превышает площадь, занятую самовольной постройкой. Так что в этом случае было бы правильнее говорить об изъятии части участка, отнеся затраты на кадастровые работы на собственника земли, полагает Литвинов. Интересен и подход законодателя к самовольным постройкам, которые относятся к имуществу религиозного назначения, обращает внимание юрист: «Эти объекты запретят сносить даже в случаях их прямой угрозы жизни и здоровью граждан в связи с нахождением в зонах с особыми условиями использования». Обоснованность такого решения вызывает сомнения как с точки зрения конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, так и с точки зрения безопасности, констатирует Литвинов.

Кроме того, остаётся неразрешенным вопрос – распространяется ли понятие «самовольное строительство» на незавершённые объекты, констатирует Надежда Попова из АБ «Павлова и партнеры». К сожалению, новым законом не урегулировано, в каких случаях возможен только снос, а когда – приведение построек в соответствие установленным требованиям, добавляет Светлана Шлюнько, юрист Dentons. По её мнению, это может привести к злоупотреблениям при принятии соответствующих решений. Но она надеется, что судебная практика выработает подходы к спорному вопросу.

Порядки прошлого века

А вот в 90-е годы добиться легализации самовольных построек получалось достаточно легко, по крайней мере, бизнесменам. О популярной в то время схеме на примере столичного региона рассказывал «Комсомольской правде» глава департамента торговли и услуг Москвы Алексей Немерюк: «Город на пять лет выделял предпринимателю землю под установку некапитального нестационарного объекта. Коммерсант ставил павильон, быстренько обкладывал его кирпичом. Все это согласовывал или вообще не согласовывал как какие-то фасадные работы». После этого заказывалось некое экспертное заключение в одном из проектных институтов, в котором писалось, что возведенный объект является капитальным сооружением. Потом коммерсант получал от специалиста Бюро технической инвентаризации дополнительную документацию. Со всеми перечисленными бумагами приходили в регистрационную палату, где ему выдавали свидетельство на право собственности, поясняет Немерюк.

Когда через пять лет город требовал убрать объект, то предприниматель ссылался на полученный документ о праве собственности. Судиться в такой ситуации властям тоже было бесполезно, говорит глава департамента торговли и услуг Москвы: «Свидетельство выдано три года назад, и срок исковой давности истек, поэтому все свободны». При этом суд подтверждал, что «самострой» появился незаконно, но законодательство того времени не позволяло принимать какие-то меры, подчеркивает Немерюк.

Решения от законодателя и правоприменителя

Тем не менее постепенно судебная практика стала решать существовавшие проблемы с незаконно построенной «самоволкой». Самым главным в этой связи стало совместное постановление Пленумов ВАС и ВС № 10/22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». В п. 26 этого документа указано, что «отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку». Вместе с тем в п.5 Обзора практики от 9 декабря 2010 года № 143 ВАС разъяснил: наличие государственной регистрации права собственности на объект недвижимого имущества само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении иска о сносе этого объекта как самовольной постройки.

У Верховного суда последний объемный обзор на обсуждаемую тему вышел весной 2014 года («Судебная практика по делам, связанным с самовольным строительством»). В документе ВС задал вектор рассмотрения подобным спорам. Во-первых, разъяснил, что право собственности на самовольное строение, возведенное гражданином без необходимых разрешений на арендованном им участке, можно признать при определенных условиях. Таковыми являются: предоставление участка в аренду именно для строительства соответствующего объекта недвижимости, отсутствие существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил и, если сохранение спорного строения не нарушает прав и законных интересов других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан. Во-вторых, действующим законодательством не предусмотрена возможность признать право собственности на часть объекта самовольной постройки. И, в-третьих, в случае самовольной пристройки дополнительных помещений к первоначальному объекту недвижимости интересы собственника можно защитить, признав право в целом на собственность в реконструированном виде, а не на пристройку к первоначальному объекту. Под такой случай подпадает даже пристроенный балкон, что ВС отдельно подчеркнул в определении № 18-КГ17-198.

Но наиболее существенно правовые «пробелы» 90-х годов решил законодатель. В 2015 году ст. 222 ГК дополнили п. 4, который регламентировал условия и порядок сноса самовольной постройки органом местного самоуправления (ОМСУ). Новелла позволила властям избавляться от самостроев в административном (внесудебном) порядке. Это возможно в случаях, если объект возвели на земле, которую не предоставили в установленном порядке для этих целей. А постройка расположена «в зоне с особыми условиями использования территорий (за исключением зоны охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ) или на участке общего пользования либо в полосе отвода инженерных сетей федерального, регионального или местного значения». Руководство столичного региона тут же воспользовалось нововведением и за два года в пять этапов снесло 385 объектов. Владельцы некоторых из этих помещений пытались обжаловать решение московских властей в судебном порядке, но безрезультатно. Верховный суд признал законным постановление правительства столицы от 8 декабря 2015 года «О мерах по обеспечению сноса самовольных построек на отдельных территориях города Москвы» № 829, на основании которого и демонтировали здания предпринимателей. А Конституционный суд не нашел нарушений в самой норме, которая допускает внесудебный снос самовольных построек местными властями.

Опубликовано / Август 20, 2018
Рубрики:
Блог