Ук 1922 наказания

УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РСФСР 1922 г. ОСНОВНЫЕ НАЧАЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА СССР И СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК 1924 г. УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РСФСР 1926 г.

/Sj] В 1922 г. начал действовать первый. Уголовный кодекс 1 J (далее — УК РСФСР). Структура данного нормативного акта включала: введение, Общую часть, Особенную часть.

Преступление по нему — это общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку.

Цели наказания: воспитательная, общая и частная превенции.

Правосудие по уголовным делам стало впервые исключительным правом судов.

Первое место по общественной опасности принадлежало, естественно, государственным преступлениям. К ним относились контрреволюционные преступления, вооруженные восстания, вторжение на территорию страны, шпионаж, террористические акты.

Выделялись и другие преступления: против порядка управления; должностные, хозяйственные, имущественные и т.д.

Условия освобождения от уголовного наказания следующие:

0 возраст преступника — менее 14 лет;

0 необходимая оборона.

В связи с образованием СССР в октябре 1924 г. были приняты Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик. А в 1926 г. на их основе — новый УК РСФСР. Он обладал высшей юридической силой и ужесточил уголовное законодательство и меры наказания.

0 изгнание из пределов РСФСР на срок или бессрочно;

0 лишение свободы;

0 принудительные работы;

0 условное осуждение;

0 конфискация имущества и другие наказания.

Часть уголовных преступлений регулировалась специальным законодательством, среди которого можно назвать:

рЗ» Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г.

общественную собственность, — враги народа. Хищение ее наказывалось расстрелом с конфискацией имущества либо при наличии смягчающих обстоятельств —лишением свободы на срок не менее 10 лет, но конфискация имущества обязательна; рз* Указ ПВС СССР от 10 августа 1940 г. «Об уголовной ответственности за мелкие кражи на производстве и за хулиганство». Мелкие кражи наказывались лишением свободы на срок не менее года; рЗ» Постановление ЦИК и СНК СССР «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних». Устанавливало возраст уголовной ответственности — 12 лет за тяжкие преступления (кража, убийство, насилие, физическое увечье). Устанавливало уголовную ответственность за подстрекательство несовершеннолетних к участию в преступлениях, за принуждение к занятию проституцией, нищенством; рЗ” Исправительно-трудовой кодекс РСФСР от 16 октября 1924 г.

1 Уголовно-исправительные учреждения следующие: \ для применения мер социальной защиты исправительного характера; для применения мер социальной зашиты медико-педагогического характера; для применения мер социальной защиты медицинского характера. 78.

Ук 1922 наказания

В первые годы после революции (1917-1921 годы) закладыва­лись основы советской государственности, при этом ломались и уничтожались остатки старой дореволюционной уголовной сис­темы, принимались первые советские уголовные законы, направ­ленные против врагов социалистического государства. В этот пе­риод отсутствовала четкая система наказаний, виды наказаний появлялись бессистемно в различных нормативных актах, посвя­щенных регулированию различных сфер деятельности.

В ноябре 1917 г. формулируется новый вид наказания — «объяв­ление вне закона». Такая санкция была применена СНК к «вождям контрреволюционного заговора» в соответствии с обращением СНК «О борьбе с контрреволюционным восстанием Каледина, Корнило­ва, Дутова, поддерживаемым Центральной радой»[2] ,[3] .

Впервые достаточно подробный перечень наказаний появляет­ся в Инструкции НКЮ от 19 декабря 1917 г. «О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его ведению, нала­гаемых им наказаниях и о порядке ведения его заседаний»[4], ко­торый включал в себя:

1) денежный штраф;

2) лишение свободы;

3) удаление из столиц, отдельных местностей или пределов Российской Республики;

4) объявление общественного порицания;

5) объявление виновного врагом народа;

6) лишение виновного всех или некоторых политических прав;

7) секвестр или конфискация (частичная или общая) имущест­ва виновного;

8) присуждение к обязательным общественным работам.

Однако данный перечень наказаний не являлся исчерпываю­щим и их количество увеличивалось в связи с принятием после­дующих законодательных актов. Так, декретом ВЦИК (от 13 ап­реля 1918 г. «О сроке службы в Рабоче-Крестьянской армии»[5] за самовольное оставление рядов армии до истечения указанного срока применялось такое наказание, как «лишение прав гражда­нина Советской республики».

Таким образом, обнаруживается, что в первые годы советской власти отсутствовал единый кодифицированный акт уголовного права, нормы, регулирующие вопросы преступности и наказуе­мости, содержались в различных нормативных актах без всякой системы, в хаотичном порядке. Каждый последующий акт принимался без учета предыдущего, что приводило к возникновению все новых и новых видов наказаний, отсутствовал единый исчер­пывающий перечень наказаний, отсутствовали и четкие границы (пределы, сроки) того или иного вида наказания.

Система наказаний в советском уголовном праве впервые бы­ла разработана в «Руководящих началах по уголовному праву РСФСР» в 1919 году. В разделе VI этого документа содержался перечень уголовных наказаний, которые могли применяться к виновным в совершении преступлений. Перечень наказаний яв­лялся примерным, и суды были наделены правом по своему ус­мотрению назначать и иные наказания, не предусмотренные Ру­ководящими началами.

Все наказания, предусмотренные УК РСФСР 1922 года, располагались от наиболее тяжких к наименее тяжким. В соответст­вии со ст. 32 УК РСФСР 1922 года система наказаний включала в себя следующие их виды:

а) изгнание из пределов РСФСР на срок или бессрочно;

б) лишение свободы со строгой изоляцией или без таковой;

в) принудительные работы без содержания под стражей;

Смотрите так же:

  • Срок для подписания закона президентом Федеральный закон от 14 июня 1994 г. N 5-ФЗ "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" (с изменениями и […]
  • Нотариусы смоленская Нотариусы Смоленск Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Нотариус Батракова Лариса Никитична Телефон: […]
  • Правила дорожного движения рф утверждены Правила дорожного движения Российской Федерации Транскрипт 1 Утверждены Постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. 1090; с изменениями и дополнениями, вступившими в силу с […]
  • Приказ мвд 647 с изменениями 2018 Приказ МВД РФ от 29 июня 2012 г. N 647 "Об утверждении Положения о проведении органами внутренних дел Российской Федерации периодических проверок частных охранников и работников юридических лиц с особыми уставными […]
  • Приказом минтруда россии от 24012014 n 33н Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 24 января 2014 г. N 33н "Об утверждении Методики проведения специальной оценки условий труда, Классификатора вредных и (или) опасных производственных факторов, формы […]
  • Закон о безопасности дорожного движения ст20 Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ"О безопасности дорожного движения" С изменениями и […]

г) условное осуждение;

д) конфискация имущества — полная или частичная;

ж) поражение прав;

з) увольнение от должности;

и) общественное порицание;

к) возложение обязанности загладить вред.

В качестве исключительной меры мог применяться расстрел, — но это касалось тех дел, которые находились в производстве революционных трибуналов.

Следующий этап развития уголовного законодательства свя­зан с образованием Союза Советских Социалистических респуб­лик. В 1924 году была принята общесоюзная Конституция и пер­вый общесоюзный Закон — «Основные начала уголовного законо­дательства Союза ССР и союзных республик». В Основных нача­лах законодатель отказался от термина «наказание» и заменил его термином «меры социальной защиты», что было обусловлено общей политикой государства отмежеваться от методов и средств борьбы с преступностью, которые использовались в царской Рос­сии и других капиталистических государствах, соответственно, отказываясь от апробированных методов и средств, законодатель стремился отказаться и от использования общепринятых терми­нов. Так, наряду с отказом от термина «наказание» советское го­сударство пыталось «избавиться» и от таких терминов, как «ад­вокат», «прокурор» и др.

Однако подобный искусственный уход от понятия «наказа­ние» не был одобрен ни практикой, ни теорией, поэтому уже в 1934 году законодатель, судебная практика и юридическая наука решительно отвергли термин «меры социальной защиты» и вновь вернулись к термину «уголовное наказание»[6].

Все меры социальной защиты Основные начала подразделяют на три вида:

— меры судебно-исправительного характера;

— меры ме­дицинского характера;

— меры медицинско-биологического харак­тера.

Статья 13 Основных начал перечисляла следующие виды мер судебно-исправительного характера:

а) объявление врагом трудящихся с лишением гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда;

б) лишение свободы в исправительно-трудовых лагерях в от­даленных местностях Союза ССР;

в) лишение свободы в общих местах заключения;

г) принудительные работы без лишения свободы;

д) поражение прав;

е) удаление из пределов Союза ССР на срок;

ж) удаление из пределов союзной республики или из пределов отдельной местности е поселением в тех или иных местностях или без такового с запрещением проживания в тех или иных ме­стностях или без такового запрещения;

з) увольнение от должности;

и) запрещение занимать ту или иную должность либо зани­маться той или иной деятельностью или промыслом;

к) общественное порицание;

л) конфискация имущества;

Союзным республикам предоставлялось право устанавливать и иные меры наказания в соответствии с общими принципами уголовного законодательства СССР. Основные начала также ус­танавливали, что временно в качестве высшей меры социальной защиты, впредь до полной ее отмены, ЦИК СССР для борьбы с наиболее тяжкими видами преступлений, угрожающими основам советской власти и советского строя, допускается применение расстрела. В дальнейшем перечень мер, предусмотренных Ос­новными началами, подвергался неоднократным изменениям и дополнениям[7].

Сравнивая систему мер социальной защиты судебно-исправи­тельного характера, закрепленную в Основных началах уголовно­го законодательства, и систему наказаний по УК РСФСР 1922 года, обнаруживается, что она была несколько изменена. Так, из­гнание из пределов РСФСР было заменено объявлением врагом трудящихся с лишением гражданства СССР и изгнанием навсегда из пределов СССР. Изгнание на срок было заменено удалением из пределов союзной республики или из пределов отдельной ме­стности с поселением в тех или иных местностях или без таково­го с запрещением проживания в тех или иных местностях или без такового запрещения. Условное осуждение было исключено из системы наказания и стало рассматриваться как форма условного освобождения от наказания.

Смертная казнь, так же, как и в УК РСФСР 1922 года, не была включена в общий перечень наказаний. В ст. 13 Основных начал указывалось на временный и исключительный характер смертной казни: «Временно в качестве высшей меры социальной защиты, впредь до полной ее отмены Центральным Исполнительным Ко­митетом Союза ССР, для борьбы с наиболее тяжкими видами преступления, угрожающими основам Советской власти и Совет­ского строя, допускается расстрел»[8].

В 1926 году был принят новый Уголовный кодекс РСФСР, ко­торый внес некоторые изменения в существовавшую ранее сис­тему наказаний. Как уже указывалось выше, с 1922 по 1926 г.г. шел процесс смягчения мер наказания, что не могло не отразить­ся и на системе наказаний УК РСФСР 1926 года. Уголовный ко­декс 1926 года предусматривал значительно более мягкие меры, чем Уголовный кодекс 1922 года[9].

В соответствии со ст. 20 УК РСФСР 1926 года система наказа­ний (мер социальной защиты судебно-исправительного характе­ра) включала в себя:

а) объявление врагом трудящихся с лишением гражданства Союза ССР и обязательным изгнанием из его пределов;

б) лишение свободы со строгой изоляцией;

в) лишение свободы без строгой изоляции;

г) принудительные работы без лишения свободы;

д) поражение политических и отдельных гражданских прав;

е) удаление из пределов Союза ССР на срок;

ж) удаление из пределов РСФСР или отдельной местности с обязательным поселением в иных местностях или без этого, или с запрещением проживания в отдельных местностях или без этого;

з) увольнение от должности с запрещением занятия той или другой должности или без этого;

и) запрещение занятия той или иной деятельностью или про­мыслом;

к) общественное порицание;

л) конфискация имущества, полная или частичная;

м) денежный штраф;

о) возложение обязанности загладить причиненный вред.

То есть система наказаний УК РСФСР 1926 года практически полностью дублировала систему наказаний Основ 1924 года, за некоторым уточнением отдельных видов наказаний, кроме того, УК РСФСР 1926 года содержал такой вид наказания, не извест­ный Основам 1924 года, как возложение обязанности загладить причиненный вред.

Таким образом, мы видим, что, несмотря на слом всей право­вой системы, существовавшей до Октябрьской революции, совет­ское государство достаточно быстро восполнило правовой ваку­ум посредством принятия новых кодифицированных актов, в том числе и уголовных. Результатом этого явилась достаточно разра­ботанная, предусматривающая значительное количество новых видов наказаний система наказаний, широко применявшихся к лицам, совершившим те или иные преступления.

Система наказаний УК РСФСР 1960 года не предусматривала таких наказаний, как лишение родительских прав (прав на воспи­тание своих детей), а также высылку из страны и лишение рос­сийского гражданства.

Статья 21 УК РСФСР закрепляла следующие виды наказаний:

1) лишение свободы;

2) исправительные работы без лишения свободы;

3) лишение права занимать определенные должности или за­ниматься определенной деятельностью;

5) увольнение от должности;

6) возложение обязанности загладить причиненный вред;

7) общественное порицание;

8) конфискация имущества;

9) лишение воинского или специального звания[10].

Так же, как и в Основах 1958 года, устанавливалось, что к военнослужащим срочной службы могло применяться наказание в виде направления в дисциплинарный батальон. Виды наказаний, включая общественное порицание, были расположены по степени их тяжести — от наиболее к наименее тяжкому.

Вне системы наказаний (ст. 23 УК РСФСР) была выделена смертная казнь, которая, как исключительная мера наказания, могла применяться только к лицам, совершившим особо тяжкие преступления.

Все наказания, предусмотренные исследуемым уголовным за­коном, классифицировались по определенным признакам. Непо­средственно в УК РСФСР 1960 года, в зависимости от порядка на­значения, выделялись три группы наказаний: 1) основные (лише­ние свободы, исправительные работы без лишения свободы, обще­ственное порицание и направление в дисциплинарный батальон); 2) дополнительные (конфискация имущества и лишение воинского или специального звания); 3) наказания, которые могут назначать­ся как в качестве основных, так и дополнительных (лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, штраф, увольнение от должности, возложение обя­занности загладить причиненный вред).

Подводя итог анализу системы наказаний по законодательству советского периода, необходимо отметить, что, несмотря на то, что Советское государство полностью отказалось от опыта зако­нодательного регулирования царской России, тем не менее, уже в первые годы советской власти предпринимались достаточно ус­пешные попытки построения системы наказаний. По сравнению с ситуацией, сложившейся на Руси, во времена советского государства система наказаний приобретает более упорядоченный характер, в систему наказаний не включаются телесные и члено­вредительные наказания. Несмотря на достаточно широкое при­менение смертной казни в первые годы советской власти и в пе­риод сталинских репрессий, тем не менее, смертная казнь исклю­чена из системы наказаний и рассматривалась как временный и исключительный вид наказания, который мог применяться толь­ко в крайних случаях. И хотя смертная казнь все же применялась, исчезли ее квалифицированные виды, широко применявшиеся в России и поражавшие своей жестокостью.

Таким образом, нельзя недооценивать те положительные тен­денции в области развития уголовного права в советский период, направленные на постоянное реформирование системы наказаний. Нельзя недооценивать вклад советского законодательства в разви­тие системы наказаний, так как именно в этот период окончатель­но оформилось понятие системы наказаний, основные принципы ее построения, цели наказаний, которые были восприняты законо­дателем при построении современной системы наказаний.

[1] Упоров И. Развитие уголовного наказания в первые годы советской власти // Уголовное право. 2000. № 4. С. 36.

[2] СУ РСФСР. 1917. № 4.

[3] Упоров И. Развитие уголовного наказания в первые годы советской власти // Уголовное право. 2000. № 4. С. 37.

[4] СУ РСФСР. 1917. № 12.

[5] СУ РСФСР. 1918. № 33.

[6] СЗ СССР. 1935. № 19. Ст. 155.

[7] Шаргородский М.Д. Наказание по советскому уголовному праву. М., 1958. С. 59.

[8] СЗ СССР. 1935. № 19. Ст. 155.

[9] Эстрин А.Я. Развитие советской уголовной политики и советское законодательство. М., 1933. С. 167.

Уголовный кодекс РСФСР 1922 г

Перед тем как принять данный кодекс существовало множество проектов, в которых в частности предлагалось вложить в понятие «преступление» материальный или формальный аспект, формальный, в конце концов, победил. Стоит также отметить, что работа началась с издание отдельных актов, которые защищали те общественные отношения, которые были важны на тот момент. Уголовный кодекс РСФСР вступил в действие с 1 июня 1922 г. Для его построения законодатель использовал стандартную схему построения: общая и особенная части. Однако, по сравнению с другими кодексами в этом общей части уделяется больше внимания. Части делились на главы, главы – на статьи. Кодекс состоял из 218 статей. Под преступлением кодекс понимал «всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку (ст. 6). Преступления разделялись на 2 категории:

1. Направленные против основ советского строя, которые признавались особо опасными, по которым кодекс определял только низкий предел наказания не подлежащий понижению судом;

2. Все остальные, по которым устанавливался высший предел наказания.

Целями наказания были: предупреждение новых правонарушений, приспособление нарушителя к условиям общежития, лишение преступника возможности совершать новые преступления, правовая защита государства трудящихся от преступлений и общественно опасных элементов путем применения к нарушителям наказания или других мер социальной защиты. Предусматривались следующие виды наказаний:

— изгнание из пределов РСФСР на срок или бессрочно;

— принудительные работы без содержания под стражей;

— поражение в правах;

— увольнение с должности;

— возложение обязанности загладить вред.

По делам, находившиеся в производстве у ревтрибуналов, в качестве исключительной, высшей меры применялся расстрел. Кроме перечисленных в общей части УК наказаний, судом могли применяться меры социальной защиты: удаление из определенной местности и воспрещение занимать определенные должности. УК предусматривал ряд мер, направленных на борьбу с незаконным частным предпринимательством. После принятия кодекса ОГПУ было предоставлено право применять наказание не только к лицам, совершившим преступления, но и просто признанным социально опасными. К уголовной ответственности привлекались лица с 14 лет. К несовершеннолетним (от 14 до 16 лет) могли быть применены меры медико-воспитательного воздействия. «В случае отсутствия в УК прямых указаний на отдельные виды преступлений, наказания или меры социальной защиты применяются согласно статьям УК, предусматривающим наиболее сходные по важности и роду преступления с соблюдением правил Общей части сего Кодекса», т.е. использовался принцип аналогии. В соответствии с УК уголовный закон имел обратную силу.

УК состоял из Общей и Особенной частей.

В Общей части формулировались задачи и принципы Советского уголовного права, определялись его основные институты и понятия. Особенная часть содержала нормы о конкретных преступлениях и наказании за них. Общая часть состояла из 5 разделов:

1. Пределы действия Уголовного кодекса.

2. Общие начала применения наказания.

3. Определение меры наказания.

4. Роды и виды наказаний и других мер социальной защиты.

5. Порядок отбывания наказаний.

Особенная часть УК состояла из 8 глав:

1. государственные преступления (контрреволюционные преступления и преступления против порядка управления);

2. должностные (служебные) преступления;

3. нарушение правил отделения церкви от государства;

4. хозяйственные преступления;

5. преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности;

6. имущественные преступления;

7. воинские преступления;

8. нарушение правил, охраняющих общественную безопасность и публичный порядок.

Таким образом, классификация преступлений базировалась на нормативных актах Советской власти, принятых в 1917-1921 гг. УК РСФСР ввел понятие воинского преступления, определив круг его субъектов военнослужащими, служащими Вооруженных Сил, лицами, подлежащими призыву на военную службу. Воинские преступления делились на следующие группы:

* преступления против порядка подчиненности и воинской чести;

* различного рода уклонения от военной службы;

* преступления, посягающие на военное имущество;

* нарушение правил несения караульной службы;

* преступления военного времени;

За совершение воинских преступлений предусматривались следующие виды наказаний:

При наличии смягчающих обстоятельств применялись нормы Дисциплинарного устава. Совершение преступления в военное время относилось к отягчающим обстоятельствам, а в боевой обстановке к особо отягчающим.

УК выделял группу преступлений, направленных против социальных устоев, установленных властью. УК РСФСР 1922 г. закрепил и освятил законом разделение между обычными и «государственными» преступлениями. Само понятие «государственное преступление» впервые появилось в официальном правовом акте. В Особенной части УК на первом месте перечислены наиболее опасные государственные преступления — контрреволюционные. Контрреволюционным признавалось всякое действие, направленное на свержение завоеваний пролетарской революцией, власти рабоче-крестьянских Советов и правительства, а также помощь той части международной буржуазии, которая стремилась к свержению советского строя путем интервенции или блокады, шпионажа, финансирования прессы и т.п. средствами.

Для таких преступлений закон установил твердый минимум наказаний. УК вводил также понятие «экономическая контрреволюция» (ст. 57 УК). До 1921 г. почти всякая форма частной торговли определялась как спекуляция. По декрету СНК (июль 1921 г.) признаком спекуляции стали сговор с целью повышения цен, злостный не выпуск товаров на рынок и скупка-сбыт запрещенных к продаже товаров. Из прежнего понятия спекуляции выделились новые составы: контрабанда, нарушение торговых монополий, фальсификация товаров, ростовщичество. Судебная практика давала довольно широкое толкование ст. 128 УК (о должностных преступлениях). В число субъектов этих преступлений включались не только должностные лица, но и частные лица («нэпманы») в качестве соучастников. Судебная практика зафиксировала несколько форм уклонения от налогов: по сговору, сокрытие источников доходов под чужой вывеской и за подставным лицом, путем использования двойной бухгалтерии, в форме организации «лжекооператива». Влияние принципа целесообразности на правоприменительную деятельность сказалось в расширении права суда толковать закон. Элементы правового нигилизма сочетались с тенденцией на усиление репрессивной уголовной политики.

На деле реформа, смысл которой внешне заключался в устранении различий в двух видах преступлений, усилила эти различия и превратила чрезвычайные меры в узаконенные и постоянные. ЧК была органом временным и чрезвычайным, ГПУ — постоянным и официальным, наделенным такими полномочиями, которых никогда не давали ЧК. С образованием ОГПУ как союзного органа и самостоятельного наркомата власть его возросла.

С созданием ОГПУ сфера госбезопасности стала расширяться, включая в себя все новые и новые типы важных преступлений. Наиболее важные уголовные правонарушения изымались из юрисдикции республик и передавались в ведение централизованного союзного органа.

Дискуссии по уголовному праву в середине 20-х годов носят на себе следы «последействия» идеологической доктрины. В ранний период советского права идея «классовых судов против буржуазии» почти не оказала никакого влияния на судебную практику (саму идею выяснять на суде классовую принадлежность преступника Ленин назвал «величайшей глупостью»). Суды просто поддерживали порядок и закон против любых нарушителей. В УК 1922 г. принцип классового суда не упомянут. Но в 1924 г. видные юристы (особенно прокурор РСФСР Н.В.Крыленко) подняли вопрос о применении классового подхода при назначении наказаний. После периода колебаний и противоречивых приказов Верховный суд РСФСР 29 июня 1925 г. издал инструкцию со специальным предостережением против классовой дискриминации в уголовном судопроизводстве.

уголовный кодекс 1922

1. Начало кодификации и ее инициаторы: а) работы 1918 года; б) «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР» 1919 г.; в) споры при разработке проектов кодекса; г) принятие кодекса.

1. Разработка и принятие кодекса, его источники и структура

В истории советского уголовного права уголовные кодексы советских республик 1922 — 1923 гг., в особенности первый из них — Уголовный кодекс РСФСР 1922 г., играют выдающуюся роль.

Советское уголовное законодательство первоначально формировалось в условиях борьбы за власть, оно прямо или косвенно решало общегосударственные задачи. Экономический кризис, голод большинства населения, гражданская война и интервенция представляли прямую угрозу национальной безопасности и целостности советского государства. В этой обстановке жесткая репрессивная политика была призвана стать эффективным и мощным стабилизирующим фактором.

Необходимость систематизации и кодификации уголовного законодательства в 1917-1922 гг. была объективно обусловлена, во-первых, сменой экономических и политических условий развития страны и произошедшей вслед за ней изменением уголовной политики, заменившей собой характерные ей ранее революционную аффектированность и гипертрофированную классовую нетерпимость, актуализированные борьбой за власть и ее удержание в экстремальных условиях; во-вторых, усилением централизации государства, требующим концентрации правотворческих функций в руках верховной власти, установлением единства карательной политики и уголовного законодательства в качестве ее инструмента; в-третьих, потребностью в единообразии судебной практики, что в свою очередь диктовало необходимость установления четких оснований и конкретизации мер уголовной ответственности; в-четвертых, концептуальным развитием социалистического уголовного права.

Попытка создать новую науку уголовного права на первоначальном этапе не увенчалась успехом. Криминалисты того периода не смогли сформулировать принципиально новую социалистическую уголовно-правовую доктрину; были эклектично соединены идеи марксизма с некоторыми положениями основных предшествующих ему теорий. При этом «новизна» сводилась в основном к классовому отличию советского уголовного права от буржуазного. Советское уголовное право не создавалось на пустом месте, не было чем-то принципиально иным, но восприняло «в снятом виде» ранее существовавшие положения. Немаловажным фактором являлась идеологическая борьба среди специалистов в области уголовного права. Результатами предпринятой попытки создать принципиально новую уголовно-правовую концепцию 1917-1922 гг. стали идеологизированность, политизированность и эклектичность уголовного законодательства.

С изданием УК РСФСР 1922 г. было в основном завершено построение советского социалистического уголовного права, начатое с первых же дней Великой Октябрьской социалистической революции.

Основными источниками Уголовного кодекса РСФСР 1922 г. являлись советское уголовной законодательство и судебная практика революционных трибуналов и народных судов 1917 — 1921 гг. Однако Уголовный кодекс 1922 г. не был ни воспроизведением норм декретов или выводов судебной практики, ни даже простой их переработкой. Создание Уголовного кодекса было творческим процессом, в котором все предшествующее уголовное законодательство явилось только материалом. В процессе подготовки и издания Уголовного кодекса весь этот материал пересматривался и по существу и с точки зрения юридической его конструкции, причем многое отбрасывалось или вследствие непригодности, или же вследствие того, что норма была связана только с временными обстоятельствами. Герцензон А. А., Грингауз Ш.С., Дурманов Н.Д., Исаев М.М., Утевский Б.С. История советского уголовного права. По изданию 1947 г. М., 2003. С. 246

Издание Уголовного кодекса, предназначенного к тому, чтобы охватить весь круг общественно-опасных деяний, караемых по закону, если не считать применения УК в виде исключения по аналогии, предполагало и создание значительного числа новых норм, отсутствовавших ранее в законодательстве и судебной практике.

Идея создания советского уголовного кодекса, предусматривающего преступные и наказуемые деяния, возникла в первые же дни Великой Октябрьской социалистической революции. В первые месяцы советской власти в Народном комиссариате юстиции РСФСР велись подготовительные работы по созданию Уголовного кодекса. При этом в тот недолгий период, когда руководство Народного комиссариата юстиции РСФСР принадлежало левым эсерам, последние попытались контрабандой протащить дореволюционное Уголовное уложение 1903 г. с незначительными модификациями. Эта попытка не удалась; несколько экземпляров «нового» Уложения осталось как доказательство совершенной невозможности рецепции дореволюционных уголовных законов — для строящегося социалистического общества.

После изгнания левых эсеров из Народного комиссариата юстиции в первой половине 1918 г. велись значительные работы по подготовке к изданию Уголовного кодекса или свода советских уголовных законов.

Новое социалистическое уголовное законодательство, приведенное в систему, могло быть создано только на базе грандиозных изменений общественного строя, осуществление которых началось со дня Октябрьской революции. Новый Уголовный кодекс, изданный в начале перестройки, не был бы жизненным.

Таким образом, наметился несомненно правильный путь создания советских уголовных кодексов — на базе множества отдельных законодательных актов, запрещавших и каравших различные деяния, преимущественно такие, которые стали общественно-опасными, а в силу этого преступными и наказуемыми уже при советской власти.

На III Всероссийском съезде деятелей советской юстиции в июне 1920 г. М. Ю. Козловский в качестве докладчика от Народного комиссариата юстиции выдвинул конкретные предложения о создании уголовного кодекса, который установил бы единообразие в определении наказуемости отдельных деяний, устранив пестроту в мерах наказаний, применяемых судами, как «например, за спекуляцию, которая считается преступлением важным, налагается в одном месте маленький штраф, который немыслим в другом месте, где применяется исключительно лишение свободы и т, д. По целому ряду дел получается невероятное разнообразие и путаница».

III Всероссийский съезд деятелей юстиции по докладу М. Ю. Козловского принял принципиальное решение о необходимости издания уголовного кодекса. Сулейманов А.А. Основные этапы подготовки первого советского Уголовного кодекса / А.А. Сулейманов // Право: теория и практика. 2006. №12. с. 19

На этом же съезде началась подготовка кодекса, была предложена его система. В резолюции съезда было записано: «Съезд признает необходимость классификации уголовных норм, приветствует работу в этом направлении НКЮ и принимает за основу предложенную схему классификации деяний по проекту нового Уголовного кодекса, не предрешая вопроса об установлении кодексом карательных санкций. Съезд признает необходимым, чтобы проект кодекса был разослан на заключение губотделов юстиции». Герцензон А. А., Грингауз Ш.С., Дурманов Н.Д., Исаев М.М., Утевский Б.С. История советского уголовного права. По изданию 1947 г. М., 2003. С. 247

Помимо основной задачи — дать правовую основу для борьбы с преступностью в РСФСР, перед разработчиками кодекса стояла и дополнительная: подготовка модельного акта в области уголовного права, который мог бы взят за основу при подготовке уголовных кодексов других союзных республик, а также стал бы первым шагом на пути к общему для всех республик кодифицированному уголовному закону.

Вся работа сосредоточивается вокруг подготовки Уголовного кодекса РСФСР. Это вполне понятно. Речь шла о выработке совершенно нового, не имевшего прецедента в истории, Уголовного кодекса социалистического государства. Поэтому было необходимо все силы сосредоточить на разработке норм советского кодекса одной республики, РСФСР, и этот Уголовный кодекс должен был бы стать образцом для других независимых советских республик. В подготовке проекта, в обсуждении его на IV Всероссийском съезде деятелей советской юстиции активное участие приняли представители других советских республик, в особенности УССР. В проект Уголовного кодекса РСФСР были включены и некоторые имеющие общее принципиальное значение нормы уголовного законодательства других, кроме РСФСР, независимых советских республик.

Всего было разработано три проекта уголовного кодекса. Разработчиком первого из них стал общеконсультационный отдел наркомата юстиции (Общая часть — 1920 год, Особенная — 1921 год), второго — секция судебного права и криминалистики Института советского права (конец 1921 года) и, наконец, третьего — коллегия наркомата юстиции (1921 год, опубликован в 1922 году). Именно последний проект и лёг в основу уголовного кодекса.

Особенностью проектов, разработанных наркомюстом в 1920 и 1921 году, являлось восприятие ими разработанной в рамках социологической школы уголовного права теории «опасного состояния» личности.

Проект 1920 года устанавливал следующую норму о преступности и наказуемости деяний: «Лицо, опасное для существующего порядка общественных отношений, подлежит наказанию по настоящему Кодексу. Наказуемыми являются как действие, так и бездействие. Опасность лица обнаруживается наступлением последствий, вредных для общества, или деятельностью, хотя и не приводящей к результату, но свидетельствующей о возможности причинения вреда». В окончательной редакции кодекса разработчики частично отказались от этих положений, связав наказуемость деяния прежде всего с совершением преступления, однако отдельные элементы теории «опасного состояния» в кодексе всё же сохранились; так, содержание задач уголовного закона в УК РСФСР 1922 года определялось следующим образом: «Уголовный Кодекс Р. С. Ф. С. Р. имеет своей задачей правовую защиту государства трудящихся от преступлений и от общественно-опасных элементов и осуществляет эту защиту путем применения к нарушителям революционного правопорядка наказания или других мер социальный защиты» (ст. 5).

Другой особенностью проекта, ставшего основой для будущего кодекса, стала крайняя размытость границ между преступлением и правонарушением (административным или гражданским): проект криминализовал такие деяния, как курение табака в неразрешенных для того местах, превышение предельных норм скорости езды, появление в публичном месте в состоянии опьянения, самовольное пользование чужим имуществом без намерения присвоить его, и т. д. Эти составы были позже исключены при рассмотрении кодекса ВЦИК.

Проектами предлагались и другие новшества, отвергнутые в ходе дальнейшей работы над кодексом: например, предлагалось ввести систему «родовых» (приблизительных, ориентировочных) составов преступлений (позже эта идея частично воплотилась в норме об аналогии), отказаться от закреплённых в законе санкций за совершение преступлений и перейти к неопределённым приговорам (в которых суд определял минимальную и максимальную меру наказания); даже в поздних вариантах проекта допускалось варьирование санкций с увеличением их выше высшего предела наказания, предусмотренного кодексом.

В целом к началу 1922 года проект кодекса ещё был далёк от совершенства, содержал множество пробелов, материал декретов не был в достаточной степени переработан. Тем не менее, в январе 1922 года состоялось его обсуждение на IV Всероссийском съезде деятелей юстиции, в котором приняло участие 5500 делегатов.

В марте 1922 года проект УК был рассмотрен специальной комиссией при Малом Совнаркоме. Работа велась крайне интенсивно, было принято более 100 поправок. Нарком Наркомюста Д. И. Курский так охарактеризовал проект кодекса в том виде, в котором он был внесён на рассмотрение ВЦИК: проект представлял собой «как бы кристаллизованное правосознание работников, которые сейчас ведут дело правосудия у нас в Советской республике». Герцензон А. А., Грингауз Ш.С., Дурманов Н.Д., Исаев М.М., Утевский Б.С. История советского уголовного права. По изданию 1947 г. М., 2003. С. 248

На сессии Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета проект подвергся ряду изменений, по внесении которых был утвержден 24 мая 1922 г. и в качестве Уголовного кодекса РСФСР введен в действие с июня 1922 г. «в целях ограждения рабоче-крестьянского государства и революционного правопорядка от его нарушителей и общественно-опасных элементов и установления твердых основ революционного правосознания» (Введение закона).

Таким образом, важнейшими источниками Уголовного кодекса 1922 г. являлись декреты рабоче-крестьянского правительства 1917-1922 гг., «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР» 1919 г. и свыше чем четырехлетний огромный опыт работы революционных трибуналов и народных судов. Швеков Г.В. Первый советский уголовный кодекс. М., 1970. С. 11

УК РСФСР 1922 г. явился итогом не только сложнейших работ по кодификации уголовного законодательства и обобщения судебной и следственной практики первых лет советской власти, но и научного осмысления специфики уголовной политики, ее задач, методов и средств осуществления, обусловленных сменой политического строя, системы ценностей, в охране которых было заинтересовано государство. Общая часть Кодекса в концентрированном виде отражала политику советской власти после пяти лет ее существования.

УК РСФСР 1922 года состоял всего лишь из 227 статей, четверть из которых относились к общей части. Это был один из самых коротких уголовных кодексов во всей мировой истории. Кодекс состоял из Введения, Общей и Особенной частей.

2. Общая часть: а) Общее понятие преступления: — общественная опасность деяния и лица (ст. 5, 6, 7, 49), — противоправность с признанием аналогии (ст. 10), — вина (ст. 11), — наказуемость (меры социальной защиты) (ст. 32 и сл.).

б) Состав преступления: — субъект (вменяемость — ст. 17, равенство перед законом — ст. 7, социальный подход — ст. 49), — субъективная сторона (ст. 11), — объективная сторона (ст. 12, 13 и др.), — объект.

2. Основные положения Общей части УК (понятие преступления, состав преступления, аналогия, обстоятельства, устраняющие или смягчающие уголовную ответственность, цели и виды наказаний)

Некоторые принципиальные вопросы, как и нормы, определяющие наиболее важные институты Общей части уголовного права, получили неодинаковое решение в различных проектах Уголовного кодекса и в самом Уголовном кодексе 1922 г., при этом в процессе разработки отдельных вопросов отмечались чуждые советскому праву построения.

В переработанном проекте 1922 г. центральное место занимает определение преступления (ст. 6), включенное затем в Уголовный кодекс РСФСР 1922 г.

Докладчик на 3-й сессии ВЦИК IX созыва Д. И. Курский при обсуждении Уголовного кодекса отметил, что ведущим понятием кодекса является понятие преступления. В соответствии с этим из проекта 1922 г. исчезают нормы, определявшие в качестве главного основания уголовной ответственности не совершение деяния, а опасность лица. Кодекс определил, что советское уголовное право учитывает опасность деяния и лица в их неразрывном единстве, не противопоставляя одно другому. Вместе с тем была изменена и формулировка основных задач Уголовного кодекса.

Таким образом, УК формулирует два центральных понятия уголовного права — преступление и наказание. Герцензон А. А., Грингауз Ш.С., Дурманов Н.Д., Исаев М.М., Утевский Б.С. История советского уголовного права. По изданию 1947 г. М., 2003. С. 250

Под преступлением Кодекс понимал «всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени». Исаев И.А История государства и права России. М., 2010. С. 510.

Уголовный кодекс 1922 г. принял двучленное деление преступлений на а) преступления, направленные против установленных рабоче-крестьянской властью основ нового правопорядка или признаваемые наиболее опасными, по которым определен кодексом низший предел наказания, не подлежащий понижению судом, и б) все остальные преступления (ст. 27 УК РСФСР 1922 г.).

Таким образом, первая группа преступлений определялась положительными признаками, вторая же определялась по методу исключения: Это деление не отражалось в структуре Особенной части, но, поскольку оно было связано с характером строения санкции, деление Особенной части на две указанные группы преступлений подразумевалось.

В этом делении обращает на себя внимание соединение в общей группе двух видов преступлений: одни включаются по признаку направленности на важнейший объект — основы нового правопорядка, другие по признаку, относящемуся к любому элементу состава — «наиболее опасные». Определение в законе лишь минимального предела санкции за эти преступлений означало отнесение их по признаку опасности к первой группе. Здесь в основу деления была положена степень опасности деяния, а не тяжесть наказания, характер санкции был производным от опасности преступления.

Судебная практика пошла по пути сужения круга преступлений, включаемых в первую группу, относя к ней преимущественно преступления, направленные против основ советского строя. В директивном письме №1 Уголовно-кассационной коллегии Верховного суда РСФСР за 1925 г. говорилось, что в общем все преступления можно разбить на две основные группы. Первая группа — это те преступления, которые угрожают самым основам советского строя. Сюда следует отнести преступления контрреволюционные, шпионаж, бандитизм и корыстные хозяйственные и должностные преступления с тяжелыми для государства последствиями. Вторая группа — это все остальные виды преступлений.

Таким образом, Верховный суд РСФСР, во-первых, говорил о посягательствах не на основы нового правопорядка, а на основы советского строя, чем существенно уточнял понятие первой группы преступлений, а во-вторых, исключал из этой группы преступления, относимые к ней ст. 27 УК РСФСР 1922 г. по признаку особой опасности, выраженному в строении санкции по принципу указания минимального ее предела: «не ниже такого-то размера».

Следует признать эту классификацию в основном правильной. УК РСФСР 1922 г. устанавливал по очень многим статьям санкцию с указанием лишь низшего предела наказания, вследствие чего нарушался принцип выделения преступлений, направленных против основ советского строя: они как бы растворялись во множестве других преступлений, за которые назначалась названная санкция.

Проблема определения круга преступных деяний среди других важнейших принципиальных вопросов встала перед советскими законодательными органами при издании Уголовного кодекса РСФСР 1922 г.

Законодательство 1917-1921 гг. ограничивало круг преступного только общественно опасными деяниями. Отдельные деяния, признававшиеся преступными по декретам 1917-1921 гг., например, нарушения правил учета специалистов, впоследствии, с переходом на мирную работу по восстановлению народного хозяйства, стали считаться проступками, влекущими административное или дисциплинарное взыскание. Но это произошло не потому, что до издания УК 1922 г. смешивались понятия уголовного преступления и проступка, а потому, что в условиях военного коммунизма эти деяния являлись общественно опасными и, следовательно, карались как преступления. При издании Уголовного кодекса необходимо было дать точный, в основном исчерпывающий; если не считать применения в виде исключения аналогии, перечень преступных деяний. В связи с этим встал общий вопрос — следует ли считать уголовным преступлением всякое нарушение советского правопорядка и соответственно надо ли включать в уголовные кодексы нормы, определяющие ответственность за те нарушения правопорядка, которые не имеют общественно опасного характера.

Народный комиссариат юстиции сначала разрешил этот вопрос в утвердительном смысле.

При рассмотрении проекта Уголовного кодекса 3-й сессией ВЦИК IX созыва статья 113 проекта была исключена, а из 43 статей главы IX сохранено только 13 статей. Вместе с тем сессия исключила предусматривавшие мелкие упущения по службе и самовольное пользование чужим имуществом.

Решение сессии имело огромное принципиальное значение. Оно вытекало из принятого сессией материального определения преступления как общественно опасного действия или бездействия. Это определение, данное в статье 6, являлось краеугольным камнем кодекса.

В дальнейшем некоторые из деяний, которые были исключены сессией из перечня преступлений, были признаны преступными, но не потому, что изменился принципиальный взгляд советского законодательства на понятие преступлений, а потому, что эти деяния стали в других условиях общественно опасными и, следовательно, приобрели тот материальный признак, который характеризует преступление в советском социалистическом уголовном праве.

После издания Уголовного кодекса 1922 г. круг уголовно наказуемых деяний неоднократно изменялся как в ту, так и в другую сторону, что вызывалось изменениями общественной опасности тех или иных деяний в данной конкретной обстановке. Неизменным оставалось, однако, что каждое деяние, которое советский уголовный закон считает преступлением, объективно относится к числу общественно опасных.

Вопрос о вине проект 1921 г. разрешал так же, как и «Руководящие начала» 1919 г., т. е. умысел или неосторожность не определялись в качестве обязательных условий преступности и наказуемости деяния.

Проект 1922 г. включил принципиальное положение огромной важности, установив, что наказанию подлежат лишь те, которые действовали умышленно или неосторожно. Вместе с тем проект дал определения умысла и неосторожности, которые без изменения вошли в Уголовный кодекс 1922 г. и с незначительными изменениями в «Основные начала» 1924 г. и действующие УК союзных республик.

УК 1922 г. дал прекрасную формулу умысла, значительно превосходящую формулу ст. 48 Уголовного уложения. Согласно смыслу ст. 11 УК РСФСР 1922г., субъект действовал неосторожно, когда он мог предвидеть последствия и к тому же должен был их предвидеть.

«Наказанию подлежат лишь те, которые: а) действовали умышленно, т. е. предвидели последствия своего деяния и их желали или же сознательно допускали их наступление, или б) действовали неосторожно, т. е. легкомысленно надеялись предотвратить последствия своих действий или же не предвидели их, хотя и должны были их предвидеть». Хрестоматия по истории отечественного государства и права 1917- 1991 гг. / Под ред. О.И.Чистякова. М., 2005. С. 97

Проект 1921 г. включил норму об аналогии, которую не знало уголовное законодательство 1917-1921 гг. Поскольку уголовное и уголовно-процессуальное законодательство 1917-1921 гг., помимо случаев, регламентированных законом, допускало определение преступности и наказуемости деяний судом, руководившимся революционным правосознанием, не мог даже ставиться вопрос об аналогии.

Уголовный кодекс 1922 г. знал точные санкции, построенные по принципу или «не ниже» или «до» такого-то срока и отбрасывал систему неопределенных приговоров. Ст. 28 определяла, что в приговоре суда должно быть указано, на какой срок осужденный приговаривается к лишению свободы и требуется ли строгая изоляция.

«Наказания, налагаемые по Уголовному кодексу, суть:

а) изгнание из пределов РСФСР на срок или бессрочно;

б) лишение свободы со строгой изоляцией или без таковой;

в) принудительные работы без содержания под стражей;

г) условное осуждение;

д) конфискация имущества — полная или частичная;

ж) поражение прав;

з) увольнение от должности;

и) общественное порицание;

к) возложение обязанности загладить вред». Хрестоматия по истории отечественного государства и права 1917- 1991 гг. / Под ред. О.И.Чистякова. М., 2005. С. 99

Лишение свободы по УК 1922 г. являлось наиболее распространенным наказанием. Минимальный шестимесячный срок лишения свободы удержался лишь около года. Законом 10 июля 1923 г. было введено краткосрочное лишение свободы.

Срок принудительных работ проектами УК был определен от 7 дней до 2 лет. В этом отношении проекты отступили от декрета 21 марта 1921 г., установившего одинаковый пятилетний предельный срок и для лишения свободы и для принудительных работ.

При дальнейшем обсуждении проекта предельный максимальный срок принудительных работ был установлен в один год.

В Уголовном кодексе 1922 г. ответственность иностранцев, совершивших преступления за пределами РСФСР, ограничивается случаями совершения преступлений против основ государственного строя и военной мощи РСФСР (ст. 3). Специально указано, что УК не распространяется на иностранцев, пользующихся правом экстерриториальности.

Уголовный кодекс (ст. 21) редакции 1 июня 1922 г. распространил давность только на преступления, караемые в качестве наиболее сурового наказания лишением свободы, и установил удвоенные сроки давности, если виновный уклонился от следствия или суда.

УК включил норму о крайней необходимости, отсутствовавшую в проекте 1921 г.

Ст. 13 УК РСФСР 1922 г. дала четкое определение как оконченного, так и неоконченного покушения.

«Покушением на преступление считается действие, направленное на совершение преступления, когда совершающий таковое не выполнил всего того, что было необходимо для приведения его намерения в исполнение, или когда, несмотря на выполнение им всего, что он считал необходимым, преступный результат не наступил по причинам, от него не зависящим». Хрестоматия по истории отечественного государства и права 1917- 1991 гг. / Под ред. О.И.Чистякова. М., 2005. С. 99

Вместе с тем в Кодексе содержались нормы, применение которых обернулось существенными нарушениями прав граждан. Речь идет о придании закону обратной силы (ст. 23), введении института аналогии (ст. 10 гласила: «В случае отсутствия в УК прямых указаний на отдельные виды преступлений наказания или меры социальной защиты применяются согласно статьям УК, предусматривающим наиболее сходные по важности и роду преступления с соблюдением правил общей части сего Кодекса»), применении наряду с наказанием понятия других мер социальной защиты (ст. 32 и 461), допущении применения к уголовной ответственности без наличия в деяниях субъекта состава преступления, а по признакам его социальной опасности (ст. 49: «Лица, признанные судом по своей преступной деятельности или по связи с преступной средой данной местности социально опасными, могут быть лишены права пребывания в определенных местностях на срок не свыше трех лет»). История отечественного государства и права: Учебник / Под ред. доктора юрид. наук, профессора Р. С. Мулукаева. — М.: ЦОКР МВД России, 2006. С. 371

Таким образом, Общая часть предусматривала пределы действия Уголовного кодекса, общие начала применения наказания, определение меры наказания, роды и виды наказаний и других мер социальной защиты, порядок отбывания наказания.

Особенности кодекса[править | править вики-текст]

Преступление[править | править вики-текст]

Опубликовано / Май 30, 2018
Рубрики:
Блог