Малозначительность преступления ук рф

§ 7. Малозначительность деяния

В ч. 2 ст. 14 УК говорится: «Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, т.е. не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству». Данное положение закона свидетельствует о том, что возможна коллизия между формальным и материальным признаком преступления, т.е. между уголовной противоправностью и общественной опасностью. Наличие такой коллизии не позволяет признать деяние преступным. Учитывая правоприменительные функции суда в условиях разделения властей, суд не может осуществлять правотворческие функции, относя по собственному разумению деяние к малозначительным. Поэтому в ч. 2 ст. 14 УК предусмотрено наряду с малозначительностью деяния и отсутствие вреда, а также угрозы его причинения личности, обществу, государству.

Признаки малозначительности относятся лишь к объективной стороне преступления (деяние, последствия, время, место совершения преступления и т.д.). Что касается признаков субъекта преступления, то они не могут влиять на решение вопроса о малозначительности деяния, ибо такой учет нарушил бы равенство граждан перед законом. Суд, осуществляя правосудие, должен при решении вопроса о малозначительности дать оценку деяния, а не деятелю, (личности).

Малозначительность деяния означает, что данные деяния, посягая на тот или, иной объект, не могли причинить ему существенный вред заведомо для деятеля. Гражданин, совершая подобные деяния, желал совершить именно малозначительные. Если же он, желая, например, причинить значительный ущерб в результате посягательства на чужую собственность, не смог реализовать задуманное и украл лишь незначительную сумму денег, то ответственность наступает за покушение на преступление, которое виновный желал совершить.

О малозначительности деяния свидетельствуют объективный и субъективный критерии. Объективный критерий свидетельствует о той незначительной степени выраженности признаков деяний и последствий, которая позволяет отнести содеянное к малозначительным деяниям. А субъективный критерий свидетельствует о том, что лицо желало совершить именно эти малозначительные деяния (украсть 10 руб.). Субъективный критерий имеет преимущественное значение при оценке деяний. Так, если виновный желал похитить большую сумму денег из кассы магазина, а реально похитил лишь несколько рублей, то он должен отвечать за покушение на похищение крупного размера, и содеянное не может быть отнесено к малозначительным деяниям.

Вторым признаком в ч. 2 ст. 14 УК является отсутствие вреда и угрозы причинения вреда личности, обществу или государству. Говоря об отсутствии вредных последствий и угрозы их причинения, законодатель имеет в виду последствия, не только предусмотренные в числе обязательных признаков того или иного вида преступления (например, ничтожный размер похищенного при краже), но и последствия, которые лежат за пределами данного вида преступления (например, виновный похищает незначительное количество зерна, которое имеет реликтовое значение). Однако, если последствия, предусмотренные статьей Особенной части УК, не наступили в том объеме, который предусмотрен законодателем (крупный размер, существенный ущерб), то следует говорить об отсутствии уголовной противоправности.

О малозначительности деяний свидетельствуют два признака в совокупности. Однако преимущественное значение имеет первый признак, так как к малозначительным действиям следует относить лишь те, которые и не могли причинить вредных последствий и не создавали угрозы их причинения.

Статья 14. Понятие преступления

1. Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания.

2. Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Комментарий к Ст. 14 УК РФ

1. Комментируемая статья содержит определение преступления и исчерпывающе называет признаки этого деяния: общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость. Все эти признаки обязательно должны быть присущи деянию, признаваемому преступлением.

Деяние — это собирательный термин, обозначающий внешний акт общественно опасного поведения человека. Оно включает две отличающиеся по внешнему выражению формы общественно опасного поведения. В ч. 2 комментируемой статьи пояснено, что деяние может иметь форму действия (т.е. активного поведения) либо бездействия (т.е. пассивного поведения, выражающегося в несовершении конкретного действия, которое лицо было обязано и могло совершить). И активное, и пассивное поведение, кроме своего внешнего проявления, должно быть осознанным. Совокупность этих двух характеристик деяния позволяет назвать ряд ситуаций, когда отсутствие одной из них исключает понимание деяния как преступного: при отсутствии возможности действовать (например, при физическом принуждении либо при наличии непреодолимой силы), а равно при отсутствии осознания совершаемого деяния (например, рефлекторные движения, действия невменяемого либо лица, не достигшего возраста уголовной ответственности).

Вопрос о признании деяния преступным при психическом принуждении, когда лицо имеет возможность руководить своими действиями (ст. 40 УК), решается с учетом положений ст. 39 УК о крайней необходимости.

Законодатель признает преступлением только деяние. Так называемое обнаружение умысла не признается даже стадией совершения преступления. Однако когда оно достигает определенной степени общественной опасности, законодатель возводит его в ранг преступления (ст. ст. 119, 296 УК).

2. Общественная опасность — материальный признак преступления, раскрывающий его социальную сущность. Она проявляется в том, что общественно опасное деяние причиняет вред или создает угрозу причинения вреда личности, обществу или государству. В соответствии с Конституцией объекты уголовно-правовой охраны четко названы в ст. 2 УК РФ, и на первое место поставлена личность человека.

Общественная опасность характеризуется объективными (значимость объекта преступления, характер и степень вреда, способ, время, место совершения преступления и др.) и субъективными (форма вины, мотивы, рецидив и др.) признаками. Общественная опасность деяния объективна. Это не противоречит тому, что от законодателя зависит отнесение конкретных деяний к категории преступных. Деяние опасно не потому, что его так оценил кто-то, а потому, что оно по своей внутренней сути резко противоречит интересам личности, общества и государства.

Круг общественно опасных деяний изменяется в связи с изменениями в экономике, политике. Одни общественно опасные деяния криминализируются (см., например, гл. 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях»; гл. 28 «Преступления в сфере компьютерной информации»), другие — декриминализируются (например, деяния, предусматривавшиеся ст. ст. 129, 173, 182, 200, 265 УК).

3. Противоправность означает запрещенность деяния уголовным законом. Значение признака противоправности состоит в том, что от его соблюдения зависит реализация провозглашенного в УК принципа законности (ст. 3). Кроме того, именно после законодательного закрепления требования противоправности деяния (впервые в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик от 25.12.1958 ) было прекращено применение уголовного закона по аналогии (т.е. применение статей УК в отношении тех деяний, которые не предусмотрены законом). В УК положение о запрете аналогии названо в числе принципов уголовного закона (ч. 2 ст. 3). Противоправность связана с общественной опасностью как форма с содержанием и является юридическим выражением общественной опасности.
———————————
Свод законов СССР. 1990. Т. 10. С. 501.

В зависимости от того, называет законодатель в определении преступления общественную опасность или противоправность в качестве признака преступления или нет, в науке уголовного права принято говорить о материальном, формальном либо материально-формальном определении преступления. В комментируемой статье дано материально-формальное определение преступления: в нем наличествуют оба названных признака.

4. Указание закона на виновность как на признак преступления означает, что российский законодатель стоит на позиции субъективного, а не объективного вменения (ст. 5 УК), т.е. общественно опасное деяние признается преступлением лишь с учетом психического отношения лица к действию (бездействию) и преступным последствиям в форме умысла или неосторожности (ст. ст. 24 — 27 УК).

Признание приоритета субъективного вменения в противовес объективному вменению подтверждается наличием в УК ст. 28 о невиновном причинении вреда. Деяние признается невиновным, а следовательно, непреступным, если доказаны названные в ней условия (субъективное отношение к деянию, наличие экстремальных условий или нервно-психических перегрузок).

5. Наказуемость как признак преступления означает, что только запрещенное уголовным законом под угрозой наказания деяние признается преступлением. Однако в УК есть несколько норм, в соответствии с которыми лицо может быть освобождено от уголовной ответственности или наказания за совершенное им преступление (ст. ст. 75 — 85).

6. Для характеристики общественной опасности преступления большое значение имеет ч. 2 комментируемой статьи. В соответствии с ней не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Если деяние не причинило существенного вреда объекту, охраняемому уголовным законом, или не представляло угрозу причинения вреда, оно в силу малозначительности не обладает достаточной для преступления степенью общественной опасности и поэтому не рассматривается в качестве преступления. Решение вопроса о малозначительности деяния относится к компетенции следствия и суда и базируется на анализе признаков состава преступления .
———————————
Свод законов СССР. 1990. Т. 10. С. 501.

7. Материальный признак — общественная опасность — позволяет отграничить преступление от иных правонарушений (административных, дисциплинарных и др.). Разграничение проводится по степени общественной опасности деяния, которая определяется ее характером (качественный показатель) и степенью (количественный показатель) (ст. 6 и ч. 3 ст. 60 УК). Признаки, характеризующие общественную опасность, могут относиться к последствиям, способу, форме вины и т.д.

Другим критерием разграничения правонарушений является противоправность. Преступление нарушает только федеральный уголовный закон, который предусматривает за него более суровые санкции (вплоть до пожизненного лишения свободы) по сравнению с мерами административного, гражданского и иного воздействия, ответственность за которые регулируется КоАП, ГК, ТК ТС и другими нормативными правовыми актами.

МАЛОЗНАЧИТЕЛЬНОСТЬ ДЕЯНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

В. Мальцев, доктор юридических наук, профессор.

До принятия УК РФ высказывалось сомнение в необходимости сохранения нормы о малозначительности деяния, поскольку предполагалось, что ее содержание, как не привносящее ни одного позитивного качества, никакого отношения к понятию преступления не имеет.

Между тем законодатель, следуя историческим традициям, совершенно обоснованно сохранил эту норму и оставил ее в ст. 14 УК («Понятие преступления»). Ведь норма о малозначительности деяния не просто констатирует возможность исключения из правил. Она органически дополняет понятие преступления определением деяний, которые, несмотря на их кажущуюся уголовную противоправность, преступлениями не являются.

Согласно ч. 2 ст. 14 УК, «не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству». Следовательно, для признания деяния малозначительным необходимо, чтобы, во-первых, оно обладало всеми признаками состава преступления (формальное основание) и, во-вторых, не представляло общественной опасности (социальное основание).

Не могут считаться малозначительными деяния, наличие состава преступления в которых связывается с фактом наступления вреда (к примеру, «вред правам и законным интересам граждан» при нарушении равноправия граждан — ст. 136 УК и нарушении неприкосновенности частной жизни — ст. 137 УК) либо общественно опасных последствий, выраженных в оценочных понятиях (допустим, «существенное нарушение прав и законных интересов» при злоупотреблении должностными полномочиями — ч. 1 ст. 285 УК, превышении должностных полномочий — ч. 1 ст. 286 УК и халатности — ч. 1 ст. 293 УК либо «значительный ущерб» при умышленном уничтожении или повреждении имущества — ч. 1 ст. 167 УК), если этот вред или такие последствия не были причинены (здесь не имеются в виду случаи неоконченного преступления). В подобных ситуациях в деянии просто отсутствует один из признаков состава преступления.

Малозначительность деяния может быть двух видов. Первый вид, когда действие (бездействие), формально содержащее признаки преступления, не представляет общественной опасности. Это случаи, когда похищается, например, коробок спичек, карандаш и т.п. В таких деяниях нет общественной опасности, они, по существу, не причиняют вреда чужой собственности, охраняемой нормами уголовного права, и не нарушают общественных отношений, урегулированных другими отраслями права. Этот вид малозначительности деяний на практике встречается редко и в силу очевидности затруднений в уяснении обычно не вызывает.

Второй вид прямо не предусмотрен уголовным законом, но логически из него вытекает. Это те случаи, когда деяние обладает общественной опасностью, но она невелика, не превышая гражданско — правового, административного или дисциплинарного проступка, в силу чего деяние не может считаться преступным. Этот вид малозначительности сравнительно распространен и довольно труден для понимания. Затруднение состоит в том, как отличить проступок от преступления и какими при этом пользоваться критериями.

В отличие от ч. 2 ст. 7 УК РСФСР в ч. 2 ст. 14 УК предпринята попытка раскрыть эти критерии, согласно которым не представляющим общественной опасности признается деяние, «не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству». Вместе с тем как общественная опасность преступления отличается от общественной опасности проступка, так и вред, значимый в качестве основания для признания деяния преступным, существенно отличается от вреда, причиняемого проступком. Иными словами, деяние может причинять вред, вполне соответствующий по тяжести проступку, но при этом не достигающий вреда, подразумеваемого ч. 2 ст. 14 УК для преступления.

О сложности решения рассматриваемого вопроса свидетельствует и судебная практика. Так, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Исайкина, Гнатиева и др. (трое четырнадцати- пятнадцатилетних подростков были осуждены за тайное хищение чужого имущества, совершенное по предварительному сговору группой лиц: в августе 1995 г. с целью кражи они пришли на дачный участок, где собрали 26 арбузов общим весом 28 кг стоимостью 1000 руб. за 1 кг, причинив потерпевшей ущерб на сумму 28400 руб.), приняв во внимание, что арбузы похищены на незначительную сумму (минимальный размер оплаты труда на момент совершения преступления составлял 55000 руб.), возвращены потерпевшей, считавшей причиненный ей ущерб незначительным и просившей не привлекать подростков к уголовной ответственности, пришла к выводу, что действия несовершеннолетних, хотя формально и содержат признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 144 УК РСФСР (кража), но в силу малозначительности не представляют общественной опасности .
———————————
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 4. С. 10.
В то же время по делу Никитина, похитившего 50 л дизельного топлива на сумму 12180 руб., с учетом того, что ст. 49 КоАП РСФСР предусматривает ответственность лишь за мелкое хищение государственного или общественного имущества (дизельное топливо принадлежало коллективному предприятию «Ямаш», которое состояло из имущества отдельных членов коллектива), президиум Верховного суда Чувашской Республики указал: «Если стоимость похищенного чужого имущества не превышает одного минимального месячного размера оплаты труда, уголовная ответственность по ст. 144 УК РСФСР не исключается» . По делу же Холодова, ранее признанного особо опасным рецидивистом, похитившего у С. имущество на сумму в 23000 руб. (минимальный размер оплаты труда на момент совершения преступления составлял 43700 руб.), судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, отменяя кассационное определение и постановление президиума Мурманского областного суда, указала, что «уголовная ответственность за кражу чужого имущества наступает независимо от стоимости (размера) похищенного» .
———————————
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. N 3. С. 9.
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 11. С. 9-10.
Нельзя фактически тождественный вред, причиняемый кражей на незначительную сумму, одновременно считать и не имеющим уголовно — правового значения, и достаточным для привлечения к уголовной ответственности. Тем не менее деяние, совершенное группой подростков по предварительному сговору, признано малозначительным (непреступным), а деяния, совершенные взрослыми, определены как преступные. Едва ли в этих случаях можно говорить о реализации основополагающих принципов Уголовного кодекса: справедливости, равенства граждан перед законом и гуманизма.

Лучшим решением проблемы было бы изменение редакции ст. 49 КоАП РСФСР (мелкое хищение государственного или общественного имущества), действие которой, если стоимость похищенного путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты не превышает минимального размера оплаты труда, должно быть распространено на все формы собственности. Сейчас же положения этой нормы противоречат ч. 2 ст. 8 Конституции, где указывается, что «в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности». По существу ныне действующая ст. 49 КоАП РСФСР размывает единые основания ответственности за хищения: по ней и малое по стоимости имущество частников и граждан находится под жесткой уголовно — правовой охраной, а государственное и общественное имущество — лишь под административно — правовой.

Создание угрозы причинения вреда, обычно связанное с покушением на совершение преступления, по общему правилу исключает применение ч. 2 ст. 14 УК. Так, сам по себе факт, например, непричинения вреда собственности гражданина не будет иметь решающего значения, если установлено, допустим, что виновный покушался на хищение имущества в значительном или крупном размерах.

Критерии малозначительности деяния — не что иное, как критерии общественной опасности преступления.

Малозначительность деяния поэтому определяется не только на основе критериев, прямо указанных в ч. 2 ст. 14 УК, но и с учетом в целом выраженности объективных и субъективных признаков деяния. Не надо, однако, забывать и о тесной связи этих признаков с объектом преступления. Чем важнее объект, тем меньшей выраженностью они могут обладать. Необходимо также иметь в виду, что в деяниях, составы которых сконструированы по типу материальных, на первый план при установлении малозначительности выступают показатели общественной опасности вреда, а в деяниях с формальным или усеченным составами — интенсивность деяния. Это объясняется тем, что в материальных составах вред, как правило, имеет достаточно определенное выражение и, следовательно, установим. В формальных же составах вред зачастую носит неопределенный характер, что вызывает серьезные трудности в его установлении.

Для обоснованного вывода о малозначительности деяния необходимо установить, что степень его общественной опасности мала и соответствует проступку. Поэтому чем выше характер общественной опасности преступления, тем меньше должна быть степень опасности деяния, тем исключительней порядок этого признания.

Смотрите так же:

  • Сайт постановление суда Генеральная прокуратураРоссийской Федерации Генеральный прокурор Заместители Генерального прокурора О Генпрокуратуре России Международное сотрудничество Взаимодействие со СМИ Правовое просвещение Генеральная […]
  • Правила гитариста Правила ВСЕХ музыкантов рок-группы))))) Добавлено: 2009-08-04 11:33:23 Правила вокалиста: 1) Вокалист всегда тру и прав во всем; 2) Во всем виноват микрофон или барабанщик; 3) Вокалист тру, даже если не знает […]
  • Сделка купли продажи с несовершеннолетними НАСТОЛЬНАЯ КНИГА НОТАРИУСА В двух томах Том I Учебно-методическое пособие Издание 2-е, исправленное и дополненное Раздел I. Организация нотариата Раздел II. Правила совершения отдельных видов нотариальных […]
  • Нотариусы смоленская Нотариусы Смоленск Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Нотариус Батракова Лариса Никитична Телефон: […]
  • Коэффициент осаго росгосстрах Проверить КБМ по базе Российского Союза Автостраховщиков Подробная справка по сервису КБМ по базе РСА Возможности проверки КБМ Проверить КБМ Физических и Юридических лиц Проверка КБМ полиса без ограничений списка […]
  • Медицинское право закон 323 323 Федеральный закон об охране здоровья Федеральный закон № 323 «Об охране здоровья граждан в РФ» является основополагающим документом в сфере регулирования отношений, связанных с оказанием гражданам медицинской […]

В законе не очерчен круг преступлений, которые могут быть в определенных условиях малозначительными. В принципе действие ч. 2 ст. 14 УК распространяется на все категории преступлений. Однако для признания деяния, допустим, формально подпадающего под признаки тяжкого преступления (ч. 4 ст. 15 УК), малозначительным, помимо непричинения вреда объекту посягательства требуется наличие дополнительных обстоятельств, например, незначительности развития объективной стороны (обычно это лишь приготовительные действия), степени вины или участия в преступлении и т.п.

Так, наверное, с учетом конкретных обстоятельств может быть признано малозначительным приготовление к совершению кражи с незаконным проникновением в жилище (п. «в» ч. 2 ст. 158 УК), мошенничества группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 159 УК) либо приготовление к присвоению чужого имущества с использованием лицом своего служебного положения (п. «в» ч. 2 ст. 160 УК) по тем основаниям, что опасность этих видов хищений ненамного превосходит опасность преступлений средней тяжести, уголовная ответственность за приготовление к совершению которых вообще законом не предусмотрена (ч. 2 ст. 30 УК). В самом деле, если законодатель декриминализовал приготовление к преступлениям средней тяжести (за совершение которых максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы — ч. 3 ст. 15 УК), то едва ли приходится сомневаться в том, что приготовление к совершению отдельных тяжких преступлений (максимальный срок наказания за совершение указанных преступлений против собственности лишь на один год лишения свободы превышает максимум наказания за преступления средней тяжести) также не всегда может быть признано общественно опасным.

Конечно, чаще проблемы разграничения общественно опасных и не представляющих общественной опасности деяний возникают при применении норм об ответственности за совершение преступлений небольшой тяжести (за совершение которых максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы — ч. 2 ст. 15 УК).

Поскольку законодательная оценка общественной опасности покушения на преступление заметно ниже, чем оконченного преступления (срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за оконченное преступление, — ч. 3 ст. 66 УК), наиболее вероятно применение ч. 2 ст. 14 УК при покушениях на совершение преступлений небольшой тяжести, допустим, при нарушении неприкосновенности жилища (ч. 1 ст. 139 УК), подкупе участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ч. 1 ст. 184 УК) и т.п. К тому же, в санкциях большинства этих норм вообще отсутствует лишение свободы и самым строгим видом наказания является арест сроком до трех месяцев. При всех различиях ареста как вида уголовного наказания (ст. 54 УК) и ареста как вида административного взыскания (ст. 32 КоАП РСФСР) их расположение в качестве мер воздействия на виновных в санкциях норм разных отраслей права свидетельствует об очень близком по общественной опасности значении соответствующих деяний (преступлений и проступков).

Нередко не представляющими общественной опасности признаются и оконченные преступления. Так, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест заместителя Генерального прокурора РФ по делу Демина (осужденного по ч. 2 ст. 218 УК РСФСР за незаконное ношение холодного оружия — охотничьего ножа — при следующих обстоятельствах. Демин и его отец А. Демин были охотниками. Сумку с курткой, патронами и ножом Демин вез отцу, чтобы вернуть: возвратившись с охоты, отец часть вещей, в том числе нож, оставил в его доме, так как их тяжело было везти) и уголовное дело в отношении него прекратила, указав при этом, что хотя в содеянном формально и усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 218 УК РСФСР, однако в силу малозначительности они не представляют общественной опасности . Военная коллегия Верховного Суда РФ по тем же основаниям прекратила уголовное дело в отношении Потапова, осужденного по п. «а» ст. 246 УК РСФСР за самовольное оставление части продолжительностью свыше трех суток. Как было установлено, Потапов самовольно оставил часть с целью навестить больного отца — инвалида, находившегося в то время на стационарном лечении. Учтено также было, что перед этим Потапов неоднократно обращался к командованию с просьбами о предоставлении ему краткосрочного отпуска, но ему было в этом отказано; самовольно он находился вне части непродолжительное время и самостоятельно возвратился к месту службы, в содеянном чистосердечно раскаялся, за время службы характеризовался положительно .
———————————
Законность.

Малозначительность деяния: понятие, содержание и социально-правовая сущность

Понятие преступления является одной из основных категорий уголовного права. Уголовный кодекс РФ в ст. 14 дает понятие преступления. В соответствии с ч.1 ст. 14 УК РФ «Понятие преступления» определено как «виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания».

Смысл ч.2 ст. 14 УК РФ состоит в том, что преступлением может быть признано лишь деяние, обладающее высокой, характерной для уголовного закона степенью общественной опасности. В случаи лишь формального совпадения признаков совершенного деяния с теми признаками, которые описаны в законе, при отсутствии возможности причинения охраняемым общественным отношениям существенного вреда деяние не должно рассматриваться в качестве преступления.

Деяние может быть признано малозначительным, а лицо его совершившее, не подлежащим уголовной ответственности в случае, например, незначительности причиненного ущерба (кража малоценной вещи, повреждения имущества, для восстановления которого не требует значительных затрат).

При совершении умышленного преступления должно быть установлено, что умысел виновного был направлен именно на совершении малозначительного деяния и причинения последствий, не обладающих высокой степенью общественной опасности.

Если же виновное лицо замышляло причинить существенный вред, но по не зависящим от него причинам не смогло этого добиться, деяние не может считаться малозначительным.

Содержание

Малозначительность поступка могут обусловить лишь признаки, которые проявились в совершенном деянии (способ совершения преступления, его мотив, цель, степень вины лица и т.д.). Обстоятельства, не проявившиеся в деянии (чистосердечное раскаяние лица после совершения преступления, добровольное возмещение причиненного ущерба, образ жизни виновного до совершения преступления, семейное положение и т.д.), при определении его преступности учитываться не должны.

Признаки, определяющие малозначительность деяния, находятся в обратной связи с объектом посягательства: чем большую важность и значимость представляют общественные отношения, которые были нарушены совершенным деянием, тем меньший вред может позволить признать деяние малозначительным.

Социально-правовая сущность

Уголовная противоправность и общественная опасность являются основными и взаимосвязанными признаками преступления. Преступлением признается только такое деяние, которое предусмотрено уголовным законом. В тоже время законодатель в качестве преступлений предусматривает лишь деяние, обладающие определенным характером и степенью общественной опасности.

Уголовная противоправность отражает именно такую степень общественной опасности, которая придает деянию характер тяжкого посягательства – преступления. Лишь при совершении преступления возможно применения наиболее суровой формы государственного принуждения – уголовного наказания.

В науке уголовного права уголовную противоправность принято называть формальным признаком преступления, а общественную опасность – материальным признаком. При этом уголовную противоправность – формальный признак преступления – следует понимать как закрепленность признаков деяния в законе, наличие внешней, словесно выраженной формы, определяющие существенные признаки преступления.

Признак общественной опасности в уголовном праве принято называть материальным, поскольку он призван ответить на вопрос о том, почему из всей массы возможных поступков законодатель в качестве противоправных выбрал те, которые указаны в законе. Это сделано потому, что такие деяние объективно общественно опасны.

Малозначительность деяния в уголовном праве: признаки и формы (В.Н. Винокуров, «Журнал российского права», N 4, апрель 2014 г.)

Малозначительность деяния в уголовном праве: признаки и формы

Рассматриваются признаки малозначительных деяний, к которым, по мнению автора, относятся деяния, совершенные умышленно или неосторожно, содержащие все признаки состава преступления, наказуемые только в соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации и не влекущие административной или материальной ответственности. Условно к формам малозначительности относятся совершение деяний, посягающих на такие личные неимущественные права, как свобода передвижения, неприкосновенность жилища и частной жизни; выражающихся в совершении действий с предметами материального мира; причиняющих нематериальный вред, когда последствия описаны посредством оценочных признаков.

Согласно ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Для признания деяния малозначительным необходимо, чтобы оно обладало всеми признаками состава преступления (формальное основание) и не представляло общественной опасности (социальное основание)*(1). А.П. Козлов, полагая, что понятие малозначительности приводит к злоупотреблениям на практике, предлагает отказаться от него, поскольку есть иные способы реагировать на малозначительные деяния, например положения ст. 64, 73, 75-76 УК РФ*(2). Однако применение ч. 2 ст. 14 УК РФ по правовым последствиям отличается от применения положений, предусмотренных ст. 64, 73, 76 УК РФ. Поэтому вряд ли стоит отказываться от наличия в УК РФ понятия малозначительности деяния, но при этом следует четко определить его границы.

В теории выделяют два вида малозначительности деяния: во-первых, когда совершенное деяние является административным правонарушением и, во-вторых, когда совершенное деяние не является административным правонарушением*(3). Представляется, что отнесение к малозначительному деянию административных правонарушений не совсем обосновано, поскольку такое широкое понимание малозначительности деяния размывает границы преступного и непреступного поведения. Более обоснованно относить к малозначительным деяния, не влекущие административной ответственности.

Малозначительность деяния определяется тем, запрещено ли оно только УК РФ или также и КоАП РФ. Преступление нарушает как общие правила (установленные только в УК РФ), например убийство, изнасилование, грабеж, получение взятки (ст. 105, 131, 161, 290), так и правила, наказание за нарушение которых предусмотрено в КоАП РФ, например незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ и ст. 14.11 КоАП РФ), нарушение безопасности движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК РФ и ст. 12.5-12.17 КоАП РФ). Следовательно, можно говорить о двух ситуациях запрещенности деяния. Первая, когда есть правомерное, административно-противоправное и уголовно-противоправное поведение, где административное правонарушение выступает «буфером» между непреступным поведением и преступлением. Во второй ситуации такого «буфера» между преступлением и непреступным поведением нет, деяние либо преступно, либо нет. Представляется, что малозначительность деяния возникает только при второй ситуации, поскольку, являясь непреступным, малозначительное деяние не влечет правовой ответственности (административной и гражданско-правовой) в силу абсолютно не общественно опасного характера малозначительного деяния, но может быть моральной*(4). До мая 1998 г. ч. 2 ст. 14 УК РФ содержала следующую формулировку: «то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозу причинения вреда личности, обществу или государству». В данном случае речь шла о причинении фактического вреда — имущественного ущерба или физического вреда.

Верховный Суд РФ понимает малозначительность деяния в широком смысле. В частности, в п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 23 ноября 2010 г. N 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (статьи 253, 256 УК РФ)» отмечается, что, если действия, связанные с незаконной добычей (выловом) водных биологических ресурсов, совершенные лицом с применением самоходного транспортного плавающего средства либо в местах нереста или на миграционных путях к ним или на особо охраняемых природных территориях, хотя формально и содержали признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 253 или ст. 256 УК РФ, но в силу малозначительности не представляли общественной опасности, когда не использовались способы массового истребления водных животных и растений, суд вправе прекратить уголовное дело на основании ч. 2 ст. 14 УК РФ. При этом основанием для признания действий подсудимого малозначительными может служить, например, незначительное количество и стоимость выловленной рыбы, отсутствие вредных последствий для окружающей среды, а также используемый способ добычи, который не является опасным для биологических, в том числе рыбных, ресурсов.

Представляется, что такое преступление, как незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов (ст. 256 УК РФ), не может быть малозначительным, поскольку оно окончено с момента начала вылова водных биологических ресурсов, и в КоАП РФ есть ст. 8.37, устанавливающая наказание за нарушение правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов. Деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 253 УК РФ, также не может быть малозначительным, поскольку исследование, поиск, разведка, разработка природных ресурсов будет считаться оконченным преступлением с момента совершения указанных действий без соответствующего разрешения. Кроме того, в ч. 1 ст. 8.17 КоАП РФ предусмотрено наказание за нарушение стандартов (правил) безопасного проведения поиска, разведки или разработки минеральных ресурсов. При наличии всех признаков состава преступления, предусмотренного ст. 256 УК РФ, где обязательны способ и место преступления, действия лица уже являются преступными. А в зависимости от обстоятельств произошедшего к нему могут быть применены меры уголовно-правового воздействия: от назначения наказания в виде штрафа до условного осуждения. Если же такие действия не являются преступлением, то тогда виновный должен быть привлечен к административной ответственности. Следование рекомендациям ВС РФ приведет к неоднозначному применению норм уголовного права, когда в одних случаях действия лица, совершившего указанные деяния, будут признаны преступными, а в других — малозначительными.

В то же время, как отмечено в п. 9 постановления Пленума ВС РФ от 18 октября 2012 г. N 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования», преступления, предусмотренные в п. «б», «в» и «г» ч. 1 ст. 258 УК РФ, признаются оконченными с момента начала совершения действий, непосредственно направленных на поиск, выслеживание, преследование в целях добычи охотничьих ресурсов, а также на их добычу. В этом случае ВС РФ ничего не говорит о малозначительности деяния в зависимости от средств, используемых при незаконной охоте.

Малозначительности нет, если условием привлечения к уголовной ответственности является наступление строго формализованных последствий, например определенной суммы ущерба. Так, уклонение от уплаты налогов (ст. 198 УК РФ) признается преступлением, только если налоги были не уплачены в крупном размере. Поэтому при уклонении от уплаты налогов в меньшем размере, чем предусмотрено в примечании к ст. 198 УК РФ, речь идет не о малозначительности деяния, а об отсутствии состава преступления, поскольку нет одного из признаков объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ, — последствий*(5). В этом случае говорится о совершении административного (налогового) правонарушения, предусмотренного ст. 119-122 Налогового кодекса РФ.

Нет малозначительности деяния и при совершении хищения малоценного имущества из помещения и жилища, поскольку действие ст. 7.27 КоАП РФ согласно примечанию к этой статье не распространяется на совершение хищения, предусмотренного ч. 2 ст. 158 УК РФ. В то же время действующая редакция ст. 7.27 КоАП РФ порождает ситуацию, противоречащую основам квалификации преступлений, когда квалифицированный состав не содержит всех признаков основного состава. Поэтому в теории обоснованно предложено решить эту проблему, включив в ч. 2 ст. 158 УК РФ, предусматривающую наказание за квалифицированные виды кражи, формулировку «кража чужого имущества вне зависимости от его стоимости, совершенная. «. Аналогичным образом следует сформулировать ч. 2 ст. 159 и 160 УК РФ*(6).

На основании изложенного сложно согласиться с решением ВС РФ по делу Б., который, будучи в магазине, взял шнурки стоимостью 18 руб. и один тюбик крема для обуви по цене 36 руб. и, не оплатив их, был задержан на выходе из магазина. За это Б. был осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком в один год. При этом на момент совершения хищения минимальный размер оплаты труда, как критерий разграничения уголовно наказуемой и административно наказуемой кражи, составлял 83 руб. 43 коп. Также было установлено, что Б. впервые совершил правонарушение, до этого ни в чем предосудительном замечен не был, каких-либо вредных последствий его действия для магазина не повлекли, вину Б. признал и полностью раскаялся, занимается общественно полезным трудом и положительно характеризуется как исполнительный и профессиональный сотрудник. Поэтому, по мнению Судебной коллегии ВС РФ, действия Б., хотя формально и содержат признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 158 УК РФ, но в силу малозначительности не представляют общественной опасности*(7). Однако если бы Б. довел свои действия до окончания, то причинил бы тем самым магазину ущерб, размер которого недостаточен для признания его действий преступлением, но достаточен для признания их административным правонарушением (ст. 7.27 КоАП РФ). Кроме того, при решении вопроса о малозначительности следует учитывать мотив и цель деяния, т.е. обстоятельства, проявившиеся в действии. В то же время обстоятельства, проявившиеся в докриминальном и посткриминальном поведении (раскаяние, добровольное возмещение ущерба, образ жизни до преступления, семейное положение и т.д.), учитываться не должны*(8). Это связано с тем, что в УК РФ существуют нормы (ст. 75, 76), регламентирующие основания и условия освобождения от уголовной ответственности, характеризующие докриминальное и посткриминальное поведение виновного.

Малозначительность деяния невозможна и при неоконченном деянии, совершенном с неконкретизированным умыслом. Поэтому трудно согласиться с решением ВС РФ по делу Н., который, незаконно проникнув в библиотеку, похитил принадлежавшие Р. две пары ножниц, не представлявших материальной ценности. Первоначально суд квалифицировал его действия по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ как тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в помещение. Однако из показаний осужденного Н. усматривается, что он проник в помещение библиотеки с целью хищения какой-либо оргтехники, но, не обнаружив ничего ценного, взял с собой найденные в ящике ножницы, которые позже выбросил. В соответствии с действующим законодательством чужим имуществом как предметом хищения признаются вещи, по поводу которых существуют отношения собственности, обладающие ценностью и стоимостью. Как установлено судом в приговоре, похищенные осужденным ножницы не представляют материальной ценности. В соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. При таких обстоятельствах, когда Н. приговором суда первой инстанции не был осужден за хищение оргтехники, его действия в части хищения из библиотеки, вопреки доводам надзорного представления, не могут быть квалифицированы по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ как покушение на кражу, совершенное с проникновением в помещение, а материалы дела в этой части подлежат прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ ввиду отсутствия состава преступления*(9). В данном случае квалифицирующий признак, характеризующий место преступления, и неконкретизированный умысел не позволяют говорить о малозначительности деяния*(10).

Сторонник широкого понимания малозначительности деяния Н.Ф. Кузнецова приводит пример, когда человек проникает в квартиру бывшей жены и похищает альбом с семейными фотографиями. Поскольку стоимость похищенного незначительна, то можно говорить о малозначительности деяния, однако сам факт проникновения в жилище следует квалифицировать по ст. 139 УК РФ*(11). Действительно, осуждать бывшего мужа даже условно по ч. 3 ст. 158 УК РФ за совершение кражи семейного альбома вряд ли справедливо, и, возможно, здесь речь идет о малозначительности деяния, однако такие ситуации встречаются крайне редко.

Одним из критериев разграничения преступного поведения от непреступного, выступает и способ преступления. В связи с этим определимся с правовой оценкой открытого хищения чужого имущества на сумму менее 1000 руб., поскольку согласно ст. 7.27 КоАП РФ уголовной ответственности за грабеж лицо подлежит независимо от стоимости похищенного. Ряд авторов считают, что такие деяния являются малозначительными, поэтому в ст. 7.27 КоАП РФ следует внести изменения о том, что открытое хищение чужого имущества на сумму менее 1000 руб. влечет административное наказание*(12). Представляется, что открытое хищение чужого имущества на сумму менее 1000 руб. не может признаваться малозначительным, поскольку общественная опасность грабежа определяется не только стоимостью похищенного, но и его способом, что свидетельствует о дерзости виновного*(13). В этом случае у суда существуют другие способы адекватно отреагировать на такие действия, назначив наказание в виде штрафа, обязательных работ или условное осуждение.

Кроме того, в теории полагают, что малозначительность деяния может определяться ролью лица в совершении преступления*(14). А.П. Козлов приводит пример, когда два человека договорились совершить кражу из магазина. Взломав двери и вытащив похищенное на крыльцо, они увидели, что у крыльца стоит жена одного из них с санями, чтобы облегчить доставку похищенного, поскольку она слышала, как они договаривались о краже*(15). Однако представляется, что в данном случае малозначительности нет, к лицу, которое присоединилось к преступлению в процессе его совершения, следует применить такую меру уголовно-правового характера, как условное осуждение.

Малозначительность возможна при посягательстве на личные неимущественные права, например, когда человек, проходя по улице, из любопытства заглядывает в окно квартиры, находящейся на первом этаже, и тем самым визуально проникает в жилище (ст. 139 УК РФ), нарушая неприкосновенность частной жизни (ст. 137 УК РФ). К малозначительному деянию может быть отнесено и кратковременное, на несколько минут, незаконное лишение свободы*(16). Малозначительности нет при посягательстве на жизнь и здоровье человека. В теории предложено дополнить ст. 14 УК РФ частью 3, где содержался бы перечень деяний, совершение которых нельзя признавать малозначительными*(17).

Следовательно, под малозначительностью следует понимать совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, не причинившего фактического вреда, наказание за которое предусмотрено только в УК РФ.

Наиболее типичными ситуациями малозначительности деяния являются случаи, когда деяние характеризуется не воздействием на предметы материального мира, а совершением действий с этими предметами, поскольку в УК РФ не указаны их размер и количество и в КоАП РФ отсутствует норма, предусматривающая наказание за их совершение. Например, в ст. 191 УК РФ нет указания на массу и стоимость драгоценных металлов, совершение незаконных сделок с которыми преступно. Поэтому разграничение преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ, и малозначительного деяния происходит в каждом конкретном случае. Так, Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ прекратила в отношении Г. уголовное дело в силу малозначительности деяния, поскольку в сентябре 1997 г. он был задержан при попытке сбыть сплав металлов, где доля серебра была 60%. Стоимость одного грамма серебра на тот момент равнялась 1,142 руб., соответственно, цена серебра, находившегося в сплаве, составляла 164 руб., что было менее двух минимальных оплат труда на момент совершения преступления*(18).

Учитывая, что в диспозиции ст. 290 УК РФ нет указания на размер взятки и в КоАП РФ нет нормы, устанавливающей наказание за дачу взятки, малозначительность деяния возможна, если сумма вознаграждения незначительна, его получение не было оговорено заранее и оно было передано после и за совершение законных действий должностного лица.

Не указаны количественные характеристики предмета и в ст. 222 УК РФ. Так, З. в марте 2009 г. нашел один патрон калибра 7,62 мм, являвшийся боеприпасом к нарезному охотничьему оружию, принес его домой и незаконно хранил. Указанный патрон был обнаружен и изъят во время обыска в апреле 2009 г. За указанные действия З. был осужден к одному году лишения свободы. Однако ВС РФ в определении от 10 февраля 2011 г. N 55-Д10-23 указал, что, признавая З. виновным в незаконных приобретении и хранении боеприпаса — единичного патрона калибра 7,62 мм, суд не учел, что З. не имел никакого оружия, приобрел патрон случайно, не придавая никакого значения его нахождению в своей квартире. Также в деле нет данных о том, что подсудимый причинил или создал угрозу причинения вреда. Поэтому приговор был отменен в связи с отсутствием состава преступления. Представляется, что речь идет не об отсутствии состава преступления, поскольку имеются все его признаки, предусмотренные ст. 222 УК РФ, а о малозначительности деяния.

Малозначительность деяния возможна и при совершении такого преступления, как использование подложного документа, поскольку в ч. 3 ст. 327 УК РФ нет указания на то, что документ должен быть официальным, что не всегда учитывается при квалификации. Так, Р. подделал ходатайство от имени должностных лиц университета о его допуске к архивам, на основании чего ему разрешили работать в них. Первоначально он был осужден по ч. 3 ст. 196 УК РСФСР (ч. 3 ст. 327 УК РФ), а затем освобожден от уголовной ответственности ввиду отсутствия состава преступления, поскольку ходатайство о допуске в архив не относится к официальным документам, так как это право предоставляется только на основании пропуска для работы в архивах, выписываемого после разрешения начальника архива*(19). Представляется, что действия Р. следовало признать непреступными не вследствие отсутствия состава преступления (нет официального документа), а вследствие малозначительности деяния (использование ходатайства о допуске к архивам не представляло общественной опасности)*(20).

В приведенных примерах речь шла о малозначительности деяний с формальным составом, совершение которых не влечет ни административной, ни материальной ответственности. Рассмотрим возможность малозначительности в деяниях с материальным составом. В теории отмечают невозможность малозначительности деяния, когда наличие состава связано с фактом наступления вреда, например «существенное нарушение прав и законных интересов» при злоупотреблении должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ)*(21). Представляется, что эта позиция справедлива, лишь если последствия как условие признания деяния преступлением материализованы, т.е. поддаются учету, поскольку на практике встречаются ситуации, когда суды полагают, что должностные лица существенно нарушили права и законные интересы граждан и государства. Так, инспекторы ДПС Р. и М. были признаны виновными в преступлении, предусмотренном ст. 285 УК РФ, за то, что изъяли у водителя И. водительское удостоверение, не отправив его самого на медицинское освидетельствование. Верховный Суд РФ приговор отменил, прекратив уголовное дело на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и указав на немотивированность вывода суда о том, что действиями осужденных были существенно нарушены охраняемые законом интересы государства*(22).

Думается, что в приведенной ситуации можно говорить о малозначительности деяния, поскольку последствия как условие признания деяния преступлением описаны посредством оценочных признаков, так как не поддаются учету и наказание за злоупотребление полномочиями не предусмотрено в КоАП РФ. Следовательно, малозначительность возможна, если деяние влечет дисциплинарную ответственность.

Так, преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 303 УК РФ, окончено с момента фальсификации доказательств. Однако результаты изучения Н. Мирошниченко и Ю. Пудовочкиным судебной практики показывают, что суды неоднозначно оценивают последствия фальсификации доказательств. В одних случаях действия, предусмотренные ч. 2 ст. 303 УК РФ, признаются преступлением вне зависимости от того, являлось ли целью фальсификации доказательств осуждение или оправдание лица, в других же, если не была установлена такая цель, действия не признавались преступлением*(23). Представляется, что если какое-либо событие, которое необходимо установить в рамках уголовного дела, подтверждается другими доказательствами, то фальсификацию доказательств, лишь подтверждающих это событие, но не надлежаще оформленных, следует рассматривать как малозначительное деяния, хотя оно и влечет для лица, осуществляющего расследование, дисциплинарную ответственность. Так, М. была осуждена по ч. 2 ст. 303 УК РФ за то, что с целью избежать дисциплинарной ответственности за нарушение сроков предварительного следствия и уменьшения объема работы, связанной с вызовом и допросом потерпевшего, не допрашивая потерпевшую К., сфальсифицировала протокол ее допроса, переписав в бланк сведения, указанные К. в объяснении, и расписавшись за нее. Однако Судебная коллегия ВС РФ отметила, что в приговоре не были указаны мотивы и цели действий М., вследствие чего в ее действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 303 УК РФ*(24). Следовательно, неустановление цели (использовать сфальсифицированный протокол) послужило основанием для отмены приговора. Такое решение обосновывается тем, что доказательством являются не протокол, а показания потерпевшего, которые не получили должного оформления.

Для разграничения преступной и непреступной фальсификации доказательств В. Борков предложил указать в диспозиции ч. 2 ст. 303 УК РФ цель — «фальсификация доказательств по уголовному делу с целью их последующего использования», поскольку только так можно причинить вред интересам правосудия (например, посягательство на финансовую систему государства не может состоять только лишь в подделке денег без цели их сбыта (ст. 186 УК РФ)*(25). Обоснованность указания на цель фальсификации доказательств определяется тем, что государство существует не для самого себя, когда нарушение установленного им запрета признается преступным, а для обеспечения интересов граждан в определенных сферах жизнедеятельности.

При рассмотрении проблемы малозначительности деяния возникает также вопрос о форме вины. По мнению Ч.М. Багирова, малозначительными могут признаваться только умышленные деяния*(26). Однако представляется, что в настоящее время малозначительным может быть признано и деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного ст. 293 УК РФ. Это обусловлено тем, что одним из последствий халатности в настоящее время является существенное нарушение прав и законных интересов граждан, общества или государства, т.е. последствия не конкретизированы и описаны посредством оценочных признаков, а наказание предусмотрено только в УК РФ.

Итак, малозначительные деяния — это деяния, совершенные умышленно или неосторожно, содержащие все признаки состава преступления, наказуемые только в соответствии с УК РФ и не влекущие административной или материальной ответственности. Условно к формам малозначительности можно отнести совершение деяний, посягающих на такие личные неимущественные права, как свобода передвижения, неприкосновенность жилища и частной жизни; выражающихся в совершении действий с предметами материального мира; причиняющих нематериальный вред, когда последствия описаны посредством оценочных признаков.

Багиров Ч.М. Малозначительность деяния и ее уголовно-правовое значение: автореф. дис. . канд. юрид. наук. Тюмень, 2005.

Базарова С. Малозначительность деяния // Законность. 2009. N 1.

Борков В. Сложность квалификации фальсификации доказательств (ст. 303 УК РФ) // Уголовное право. 2009. N 2.

Вишнякова Н. В. Объект и предмет преступлений против собственности. Омск, 2008.

Гонтарь И.Я., Зинченко И.А., Козлов А.П. и др. Энциклопедия уголовного права. Т. 3: Понятие преступления. СПб., 2005.

Ераксин В.В. Ответственность за грабеж. М., 1972.

Козлов А.П. Понятие преступления. СПб., 2004.

Колосовский В.В. Теоретические проблемы квалификации уголовно-правовых деяний. М., 2011.

Мальцев В.В. Малозначительность деяния в уголовном праве // Законность. 1999. N 6.

Мирошниченко Н., Пудовочкин Ю. Некоторые проблемы квалификации последствий служебных преступлений // Уголовное право. 2012. N 2.

Российское уголовное право: курс лекций. Т. 3 / под ред. А.И. Коробеева. Владивосток, 2000.

Уголовное право Российской Федерации: учебник / отв. ред. В.П. Кашепов. М., 1999.

Федин А. Некоторые особенности квалификации преступления, предусмотренного частью 3 статьи 327 УК РФ // Уголовное право. 2008. N 3.

Цепелев В., Мартыненко Н. Малозначительность деяния в судебной практике и интересы потерпевшего // Уголовное право. 2012. N 3.

Шнитенков А.В. Проблемы применения норм о малозначительности деяния // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: матер. IX Междунар. науч.-практ. конф. (26-27 января 2012 г.). М., 2012.

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и

криминологии Сибирского юридического института Федеральной

службы Российской Федерации по

контролю за оборотом наркотиков

«Журнал российского права», N 4, апрель 2014 г.

*(1) См.: Мальцев В.В. Малозначительность деяния в уголовном праве // Законность. 1999. N 6. С. 17.

*(2) См.: Козлов А.П. Понятие преступления. СПб., 2004. С. 769-771.

*(3) См.: Колосовский В.В. Теоретические проблемы квалификации уголовно-правовых деяний. М., 2011. С. 28; Уголовное право Российской Федерации: учебник / отв. ред. В.П. Кашепов. М., 1999. С. 44.

*(4) См.: Багиров Ч.М. Малозначительность деяния и ее уголовно-правовое значение: автореф. дис. . канд. юрид. наук. Тюмень, 2005. С. 10.

*(5) См.: Гонтарь И.Я., Зинченко И.А., Козлов А.П. и др. Энциклопедия уголовного права. Т. 3: Понятие преступления. СПб., 2005. С. 93.

*(6) См.: Вишнякова Н.В. Объект и предмет преступлений против собственности. Омск, 2008. С. 219.

*(7) См.: БВС РФ. 2000. N 9. С. 7.

*(8) См.: Багиров Ч.М. Указ. соч. С. 12-13.

*(9) См. определение ВС РФ от 26 июня 2008 г. N 9-Дп08.

*(10) См.: Гонтарь И.Я., Зинченко И.А., Козлов А.П. и др. Указ. соч. С. 92-93.

*(11) См.: Гонтарь И.Я., Зинченко И.А., Козлов А.П. и др. Указ. соч. С. 94.

*(12) См.: Шнитенков А.В. Проблемы применения норм о малозначительности деяния // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: матер. IX Междунар. науч.-практ. конф. (26-27 января 2012 г.). М., 2012. С. 181; Цепелев В., Мартыненко Н. Малозначительность деяния в судебной практике и интересы потерпевшего // Уголовное право. 2012. N 3. С. 73.

*(13) См.: Ераксин В.В. Ответственность за грабеж. М., 1972. С. 24.

*(14) См.: Цепелев В., Мартыненко Н. Указ. соч. С. 74.

*(15) См.: Козлов А.П. Указ. соч. С. 769.

*(16) См.: Российское уголовное право: курс лекций. Т. 3 / под ред. А.И. Коробеева. Владивосток, 2000. С. 303.

*(17) См.: Базарова С. Малозначительность деяния // Законность. 2009. N 1. С. 57.

*(18) См.: БВС РФ. 2002. N 10. С. 17.

*(19) См.: БВС РФ. 1993. N 5. С. 14.

*(20) См.: Федин А. Некоторые особенности квалификации преступления, предусмотренного частью 3 статьи 327 УК РФ // Уголовное право. 2008. N 3. С. 59.

*(21) См.: Мальцев В.В. Указ. соч. С. 17.

*(22) См.: БВС РФ. 2006. N 7. С. 15.

*(23) См.: Мирошниченко Н., Пудовочкин Ю. Некоторые проблемы квалификации последствий служебных преступлений // Уголовное право. 2012. N 2. С. 60-61.

*(24) См. определение ВС РФ от 19 июля 2006 г. N 87-о06-18.

*(25) См.: Борков В. Сложность квалификации фальсификации доказательств (ст. 303 УК РФ) // Уголовное право. 2009. N 2. С. 22.

*(26) См.: Багиров Ч.М. Указ. соч. С. 9-10.

Малозначительность деяния в уголовном праве: признаки и формы

В.Н. Винокуров — кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и криминологии Сибирского юридического института Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков

«Журнал российского права», 2014, N 4

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Опубликовано / Август 9, 2018
Рубрики:
Блог